Форум официального сайта Веры Камши

Внимание! Данный форум доступен только для чтения,
для общения добро пожаловать на новый форум forum.kamsha.ru

Добро пожаловать, гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, если хотите стать полноправным участником форума.
21 сентября 2020 года, 11:53:14

Войти
Поиск:     Расширенный поиск
ВНИМАНИЕ! В ближайшие дни должен состояться переезд форума на новый хостинг и новый движок! Переезд будет сопровождаться временным отключением доступа к форуму. Подробности - в разделе "Работоспособность форума"
845927 Сообщений в 12092 темах от 7410 участников
Последний участник: Vera_Kamenskaya
* Начало Помощь Поиск Календарь Войти зарегистрируйтесь
+  Форум официального сайта Веры Камши
|-+  Увлечения
| |-+  Ричард Третий (Модератор: Rodent)
| | |-+  Белый Вепрь
« предыдущая следующая »
Страницы: [1] 2 Печать
Автор Тема: Белый Вепрь  (прочитано 6964 раз)
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Белый Вепрь
« было: 22 августа 2013 года, 19:57:23 »

   Если "Белая Роза" - тема для стихотворений о Ричарде Третьем, то пусть эта тема будет для прозы. Улыбка
Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #1 было: 22 августа 2013 года, 20:12:17 »

  С огромной благодарностью эрэа Dama за помощь и поддержку в написании представляю на суд читателей рассказ. Вольная реконструкция Босвортской битвы.  Смущение
   Фразу "A horse! A horse! My kingdom for a horse!" оставляю на совести Шекспира и его "правдивых" источников.  Кривая усмешка Подлинный Ричард никогда бы не сказал подобного.

Последний бой Белого Вепря


Белым огнём в лучах солнца сверкнёт остриё,
Птицей полетит над полем клич боевой.
Бой всех рассудит, и каждый получит своё -
То, что ему предначертано в жизни судьбой.

Тэм Гринхилл «Грозный рассвет»


    Лагерь Генри Тюдора, графа Ричмонда

Угодить в плен! Есть ли худшая доля, чем увидеть, как падает отец, сражённый копьём какого-то французского наёмника, и почти тотчас быть оглушённым по голове? Томас Говард, полчаса назад ставший герцогом Норфолком, пошевелился и застонал от боли. Пока он валялся без памяти, с него сняли доспехи и крепко связали. Хорошо, рот не догадались заткнуть. Бой ещё продолжался. Норфолк прислушался, пытаясь по выкрикам и боевым кличам, по разговорам солдат понять, кто побеждает. Если бы отец был жив! Но Джон Говард, герцог Норфолк, пал за своего короля и Англию. На Нортумберленда надежды мало, а Стэнли... как можно доверить армию человеку, женатому на матери твоего врага? Как ему вообще можно доверять? Оставалось лишь ждать и молиться о даровании победы Его Величеству Ричарду Третьему. Да поразит Белый Вепрь Красного Дракона! Наглый валлийский выскочка, возомнивший себя Ланкастером, заслуживает лишь смерти, как его отец-мятежник.
- Вы должны были развить наступление. Мы недовольны вами, граф, — брюзгливо выговаривал кому-то Генри Ричмонд. Кто ещё в ставке Тюдора мог позволить себе это высокомерное «мы»? Возомнил себя королём! Или...
- Милорд, я не вижу необходимости рисковать жизнями солдат, — граф Оксфорд. Спокоен и холоден, — к тому же у нас есть договор с вашим отчимом. Лорд Стэнли сделает всё сам.
Лорд Стэнли! Змея, пригретая Ричардом на груди! Норфолк чуть не зарычал от бешенства. Воистину каждый судит о других по себе. Ричард Глостер был всегда верен августейшему брату и ждал того же от других. Но как можно было доверять Стэнли? И лорду Перси? Наверняка он до сих пор не двинулся с места. Выжидает? Неужели обида на Ричарда, отдавшего северные графства племяннику, заставила позабыть о верности и чести? Только Норфолки верны своему королю. Будь проклят убийца командующего авангардом!
- Ричард! Ричард! — задыхающийся голос какого-то ланкастерца, — король направляется сюда!
- Узурпатор, — поправил Генри Тюдор, — Ричард не король, а всего лишь узурпатор и детоубийца.
- Узурпатор во главе отряда скачет сюда.
- Благодарю Тебя, Господи, — прошептал Норфолк. Он не сомневался в победе Йорков.
- Что вы стоите, де Вер? — набросился Тюдор на графа Оксфорда. Голос Ричмонда сорвался на крик, в котором слышались нотки с трудом сдерживаемого страха. — Остановите узурпатора! Возьмите пятьсот... нет, тысячу солдат! Мы сами поведём их в бой! Англия станет нашей!
- Разумеется, милорд. Будущий король должен сам вести своё войско, — в голосе Джона де Вера скользнула едва уловимая ирония.
- Мы король! —  Тюдор сразу позабыл о битве, — запомните, граф: мы король Англии.
- Ещё нет. Ричард жив, — невозмутимо парировал Оксфорд.
- Так пойдите и принесите мне его голову! — в ярости Тюдор позабыл монаршее «мы». —  Награду тому, кто притащит узурпатора живым или мёртвым!
- Ричард не сдастся. Он умрёт, но не отступит.
- Мой король будет жить! А вы все умрёте! Вы будете казнены, — не выдержал Говард.
- Возможно, герцог, — граф Оксфорд приблизился к пленнику и посмотрел тому в лицо. — Возможно.
- Мы лишаем Томаса Говарда герцогского титула, — надменно объявил Генри Ричмонд. Он взял себя в руки, — как изменника и сына изменника. Вы повинны в мятеже против законного короля.
- Законного?! — расхохотался Норфолк. — Законный наследник Генриха Шестого пал при Тьюксбери. А вы всего лишь потомок валлийского ублюдка. Вы и ваш дядя, сэр Джаспер!
- Заткните ему рот! — Генри Тюдор был вне себя. Ещё бы — кому понравится напоминание о незаконности собственного отца и деда матери? Да ещё в присутствии французских посланников. Сейчас они молчат и наблюдают, а потом расскажут Людовику обо всём. Во всех подробностях. В том числе и о позоре графа Ричмонда и наглости бывшего — да, бывшего — герцога Норфолка.  Казнить бы его. Но не стоит. Слишком ценная добыча. Пусть посидит в Тауэре. А Эдуарда с юным Диконом по-тихому убрать, как убрали Генриха Шестого по приказу Эдуарда Четвёртого. Тюдору не нужны соперники! Но сначала — их проклятый дядя.
Граф Ричмонд вскочил в седло, состроил на вечно унылом лице величественную мину и провозгласил:
- Солдаты! Мои верные и храбрые воины! Узурпатор, убивший жену и посягающий на нашу невесту, пытается убить нас! Так не дадим же ему этого! Да хранит нас Бог и святой Эдуард!
- Мой король всё равно доберётся до вас, — Норфолк с трудом увернулся от ухмыляющегося валлийца с кляпом, — с нами Бог и святой Георгий!
Ему всё-таки заткнули рот. И оставалось лежать и бессильно смотреть, как Генри Тюдор и граф Оксфорд в окружении бело-зелёных воинов покидают ставку, а над их головами реет штандарт с красным драконом... и красным крестом святого Георгия у основания, как на штандарте Ричарда, как на штандартах всех английских полководцев.
Томасу Говарду было за сорок, и он давно не был наивным юнцом. Но он верил, сейчас, как никогда прежде, свято верил, что Бог на стороне правого. А правым был Ричард Третий, король Англии и Ирландии. Норфолк верил в победу короля, верил страстно и отчаянно, всем сердцем своим, всей душой. Да он бы и душу отдал, лишь бы Ричард одержал победу. В эти минуты решалась судьба династии, судьба престола, судьба всей Англии. Кто кого? 

   Эмбионский холм, чуть ранее

- Герцог Норфолк погиб. Авангард рассеян, — кратко доложил Эдмунд Грей, граф Кент.
- Я вижу. Вечная ему память, — граф не упомянул о том, что многие дезертировали, и Ричард был ему за это благодарен. Откинув забрало, он вглядывался вдаль, туда, где погиб авангард. Но битва ещё не проиграна. Долой дурные предчувствия!
- Пошлите гонцов к Стэнли и Нортумберленду. Надеюсь, лорд Томас достаточно высоко ценит жизнь своего наследника.
- У него есть и другие сыновья, — заметил граф Линкольн.
- Если граф Стэнли не выступит против Ричмонда, я прикажу казнить Джорджа Стэнли.
Гонцы умчались. Нортумберленд так и не ответил — то ли посланец не добрался, то ли граф проигнорировал приказ короля. А вот графу Стэнли, как и предполагал Линкольн, до наследника не было никакого дела.
- Лорд Томас не сдвинется с места. Он нарушил присягу, милорд, и подлежит казни за государственную измену. Он и его брат, сэр Уильям, — Лорд Феррерс смотрел в землю. Ричард оставался внешне спокоен. Только побледнел от гнева.
- Эти изменники заслуживают казни.
- Но может быть, сэр Уильям... — засомневался кто-то из свиты.
- Вы в это верите, барон?
- Мы теряем время! — и этот выкрик вывел Ричарда из оцепенения. Король поднял руку, и все сразу замолкли.
- Вы правы, друзья. Карать и миловать будем после сражения. Если выживем.
- Ваше Величество!
- С вами всегда победа, мой король!
- Я погибну, но не отступлю. Мы решим наш спор с Тюдором здесь и сейчас.
- Вы дадите ему поединок? — выдохнул кто-то из рыцарей.
- Да. И пусть Бог решает, кто прав. Лорд Феррерс, граф Кент, граф Уэстморленд, сэр Уильям Кэтсби, сэр Роберт Брэкенбери... — Ричард называл имя за именем, и рыцари занимали свои места в строю. Сияли на солнце латы рыцарей и их верных коней, блестели наконечники копий и алебард. Лишь мечи пока оставались в ножнах. Восемьсот гвардейцев шли вместе с Ричардом в атаку на Генриха. Они рвались в бой, готовы были отдать жизнь за короля. Ричард всегда был любим в армии. «Где Глостер — там победа» — говорили солдаты. И шли за ним даже в самый безнадёжный бой. Сэр Персиваль Сирвалл высоко поднял королевское знамя, и оно затрепетало на ветру. «Белый Вепрь» шёл в свой последний бой.
- Вперёд! — и всадники помчались вниз, туда, где виднелся штандарт с красным драконом. Будь у них крылья, они бы полетели. Точно небесное воинство сошло на землю, облекшись смертной плотью — так они были прекрасны и могучи в эти короткие минуты перед схваткой. Вперёд! На врага! Восемьсот воинов мчались во весь опор навстречу Тюдору и судьбе. Эмбионский холм остался позади.

 
« Последняя правка: 01 сентября 2013 года, 16:11:47 от Эстравен » Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #2 было: 22 августа 2013 года, 20:14:35 »

   На равнине

Противники встретились на равнине, неподалёку от болот. Отряды сшиблись. Валлийцы в бело-зелёных куртках и ланкастерцы в таких же плащах смешались с солдатами и рыцарями короля. С треском ломались копья, звенели мечи, с лязгом сталкивались алебарды. «Англия и Йорк!» — кричали одни. «Ланкастер!» — отвечали другие. Лилась кровь, падали убитые и раненые. Иногда раненых затаптывали свои же, не замечая, стремясь поскорее достичь нового врага. Падали раненые и убитые кони, порой придавливая своих хозяев. А солнце равнодушно смотрело с вышины на эту схватку. Сколько таких битв оно видало? Это для людей яростная рубка была боем не на жизнь, а на смерть. Блистающие доспехи от лучших оружейников Англии и Италии забрызгало кровью и грязью, но люди ничего не замечали. Одних вело честолюбие, жажда наград и почестей, оскорблённое самолюбие и желание отомстить за прошлые обиды. Другими владела ярость и ненависть к врагу, но не слепая, мешающая биться, а та, что зовётся святой. Отстоять власть, спасти Англию, уничтожить наглого претендента на престол, этого французского выкормыша — вот что вело их в бой. Покончить с Ланкастерами раз и навсегда! Они любили своего короля, верили в него, так же, как и Ричард верил в них. Два людских потока схлестнулись, перемешались, вскипели, уничтожая друг друга.
Ричард рвался к Генри Тюдору. Ударом любимого боевого топора он перерубил древко тюдоровского штандарта, и знамя с алым драконом упало в пыль.  Следом, в последний раз спасая штандарт и защищая его своим телом, рухнул знаменосец. Вот, вот уже близко... Сейчас! Граф Ричмонд, в отличие от Ричарда Йорка, не был признанным бойцом и никогда не блистал на турнирах. В схватке Генри был бы обречён. Королю не хватило всего нескольких минут. Телохранители Ричмонда закрыли его своими телами, оттеснив от Ричарда.   
- Проклятие! — не сдержался Ричард. — Мы ещё встретимся с тобой, Ричмонд! Тебе от меня не уйти!
- Я прикажу отрубить тебе голову, как твоему отцу, — выкрикнул Тюдор, пытаясь скрыть предательскую дрожь в голосе. — Лорд Стэнли уже выступил нам на помощь.
- Значит, он будет казнён за государственную измену.

   На болотах

Слова Генри Ричмонда оказались правдой. Не прошло и получаса, как воины Уильяма Стэнли обрушились на фланг королевского отряда, заставляя отступать к болотам. Ричард оказался меж двух огней, точнее, между молотом и наковальней. Но Йорки не сдаются! Доверчивость Ричарда, герцога Йорка, стоила ему жизни, теперь эту же судьбу повторял его последний сын. Но участь Ричарда Третьего была куда горше — ведь у него не осталось наследников, кроме племянников, из которых лишь Джон де ла Поль, граф Линкольн, был способен бороться, да двух незаконных сыновей. Кто поднимет знамя с белой розой? Кто продолжит род и великую династию?
Меж тем и штандарт самого Ричарда постигла та же судьба, что и штандарт Генриха. Воистину чудеса доблести  и верности долгу проявили в тот день рыцари Ричарда Третьего, и первым средь них был благородный сэр Персиваль Сирвалл, королевский знаменосец. Даже с обрубленными чьей-то секирой ногами он продолжал высоко вздымать знамя с белым вепрем, пока не был зарублен ланкастерцами. Многие пали в тот роковой день.
Ричард видел падение штандарта, и у него сжалось сердце. Конец. Ему не вырваться из ловушки. Уайтсоррей погиб, когда они оказались на краю болот. Верный друг... Сколько было пройдено вместе? Жеребец внезапно споткнулся, думали, попал копытом в кротовину или на кочку, а это оказалась стрела. И латы не спасли. Уайтсоррей... Сэр Хэмфри Бофор и сэр Ричард Чарлтон предлагали королю своих коней, говоря, что нужно уйти, нужно спешить, пока не стало поздно. Ричард отказался. «Йорки не бегают», — вот и всё, что сказал он. Бофор и Чарлтон погибли, защищая своего короля. Тяжесть доспехов и усталость брали своё — ноги Ричарда вязли в болоте. Красных курток воинов сэра Уильяма Стэнли почти не было видно. Они бились где-то там, позади. Вокруг лишь валлийцы в ненавистном бело-зелёном. Шлем слетел от удара мечом — кто-то попытался срубить королю голову. Тёмные волосы слиплись от пота, губы были упрямо сжаты, а руки продолжали наносить удар за ударом. Секира Ричарда вволю напилась крови, как и мечи его врагов. Вот упал последний защитник, прикрывавший спину, и почти тотчас король почувствовал резкую боль. Он ранен. Стрела... Трусы! Валлийские псы затравили вепря. Ну, попробуйте его клыков! Кто следующий? Я ещё жив, я могу сражаться! Йорки не сдаются!
Но силы были слишком неравны. Ланкастерцы всё прибывали и прибывали, тогда как число верных Ричарду воинов стремительно таяло. Исход сражения был понятен любому, и оставалось только одно: умереть с честью, захватив с собой побольше врагов. Кто-то ударил короля по непокрытой голове, кровь залила лицо, и почти сразу новый удар алебардой по затылку повалил короля на землю. И опустилась тьма.
Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #3 было: 22 августа 2013 года, 20:19:41 »

   Король умер... да здравствует король?

- Он мёртв? — спросил кто-то. Душа Ричарда ещё была рядом с телом, и он мог всё слышать и видеть.
- Мёртв, — другой валлиец пощупал тело, заглянул в глаза. — Мертвее не бывает!
Они гоготали и ликовали, пиная бездыханное тело, глумясь над мёртвым. Кто сказал, что живая собака лучше мёртвого льва? Вот они — шавки Тюдора, оскорбляющие и унижающие того, перед кем бы ещё вчера ползали на брюхе. Повизгивают от радости, машут хвостами, выпрашивая у хозяина подачку.
- Ричард убит... узурпатор мёртв... — эта новость степным пожаром достигла ушей Генри Тюдора и его свиты.
- Да здравствует Его Королевское Величество Генрих Седьмой! — завопил сэр Томас Беркли, позабыв о двух родичах - йоркистах. 
- Наконец-то, — прошептал Генри Ричмонд. Он никак не мог поверить в свою удачу.
- Мы желаем видеть тело узурпатора, — объявил Тюдор. Иначе не будет ему сна и покоя, пока он своими глазами не убедится в гибели Ричарда. Проклятье! Никто не должен знать, как позорно обмочился новый король, когда Ричард почти прорвался к Тюдору. Генрих тогда весь облился холодным потом. И этого страха ему не позабыть до самой смерти. 
- Я проведу, — заторопился валлиец. Его звали Адам ап Ивэн. И поймал кошелёк, брошенный кем-то из свиты нового монарха.
Окровавленный и обезображенный, Ричард был неузнаваем. Пришлось смыть кровь с лица, чтобы предъявить труп новому владыке Англии. Тот так и впился взглядом. Даже наклонился, чтобы поближе рассмотреть.
- Вы будете щедро вознаграждены за доблесть и верность короне, — наконец торжественно произнёс Тюдор. Его вечно скучное и высокомерное лицо сияло. Он ликовал. Ричард мёртв! Убит окончательно и бесповоротно. Теперь он, Генрих Тюдор, король Англии!
- Раздеть и выставить тело узурпатора на городской площади, — распорядился новый король, — пусть все видят, что он мёртв.
- Будет сделано, Ваше Величество, — валлийцы и свитские склонились в почтительном поклоне.
- Вышлите людей. Взять под стражу графа Нортумберленда, — продолжал распоряжаться Тюдор, — он хорошо послужил нам своим бездействием. Хоть и не так, как вы, дорогой граф, — новый король благосклонно улыбнулся подъехавшему отчиму.
- Ваше Величество, я счастлив приветствовать вас! — провозгласил лорд Томас. — Позвольте поздравить вас с великой победой над наглым и бесчестным узурпатором!
- Да, Ричард не был королём, он был всего лишь герцогом Глостером, незаконно присвоившим себе корону, — кивнул новоявленный монарх, про себя отметив, что следует издать соответствующий указ. Но потом. После коронации.
- И эта корона вернулась к своему законному владельцу, — поистине для графа Стэнли сегодняшний день стал днём триумфа.
Он сорвал платок со щита, который точно блюдо держал освобождённый и вернувшийся к отцу сэр Джордж Стэнли. Корона Англии заблестела на солнце.
- Она слетела с узурпатора во время боя. Мы нашли её в кустах. Ваше Величество, отныне вы — подлинный и единственный король Англии и Ирландии. Да здравствует Его Величество Генрих Седьмой!
- Да здравствует король! Да здравствует Его Величество! — подхватили солдаты, рыцари, посланцы французского королевского двора. Руки Тюдора чуть заметно дрожали, когда он коснулся королевского венца, помнившего ещё Эдуарда Исповедника. Что ж, святой покровитель английских монархов показал, кто из двоих более угоден Богу. 

  Король пал... что дальше?

- Король погиб. Это всё Стэнли. Он предал нас! — простонал Томас Стаффорд.
- Гореть ему в аду! — отозвался другой рыцарь.
- Мы не сдадимся, — граф Линкольн, племянник покойного короля, обвёл взглядом горстку выведенных из боя соратников. — Мы будем бороться до конца и  изгоним Тюдора из Англии!
- Да! Мы не сдадимся! — Нестройным хором отозвались йоркисты. Как мало их осталось... Они сумели уйти. Некоторые во время боя или после него угодили в плен, и мало кто сомневался, какая судьба их ожидает. Все они, за исключением герцога Норфолка и Нортумберленда, были казнены. Вот имена сих мучеников, отдавших свою жизнь за короля. Сэр Уильям Брэчер. Сэр Джон Бак. Уильям Кэтсби. Они умерли достойно, как и их доблестный король.
Ещё большее число сторонников Ричарда были объявлены мятежниками и лишены прав. Иным же, вроде Ральфа Невилла, графа Уэстморленда или сэра Мармадьюка Констебла, было даровано прощение, а некоторые, отрекшись от Ричарда,  получили должности. Не нам их судить. Каждый делает свой выбор сам.
Новый монарх старался приручить нужных людей и запугать народ, дабы все почувствовали твёрдую руку истинного правителя. Он не будет играть в милосердие, как Ричард. Если бы покойный король вовремя казнил Стэнли, то был бы жив, а Генрих наголову разбит. Генрих Седьмой не допустит подобной ошибки. Белые розы нужно срезать под корень, нет, выдернуть из земли, как сорняк. Оставить только принцессу Елизавету — пусть все видят примирение и воссоединение враждующих родов. Конечно, для этого придётся уничтожить парламентский «Акт о престолонаследии», дабы новая королева была признана законной дочерью Эдуарда Четвёртого. Но тогда все права на престол получит брат Елизаветы, Эдуард, а за ним — младший брат, Ричард Йоркский. Значит, от мальчишек следует избавиться. А потом свалить всё на Ричарда. Мёртвые никому ничего не расскажут и не сумеют оправдаться. Они не опасны. Кто ещё? Сын покойного герцога Кларенса? Пусть пока живёт... в надёжном месте. Если его захотят использовать в борьбе за престол, племянничек последует вслед за своим дядей. Генрих Тюдор, основатель новой династии, хладнокровно просчитывал дальнейшие шаги по укреплению власти и устранению возможных соперников. Он будет править долго и мудро, а Ричарда скоро забудут. Или нет — поверят в его великие преступления. Слухи расползаются быстро, а люди всегда готовы верить любым гадостям. И чем ужаснее и невероятнее преступление, тем легче в него верят.

    Вечер 22 августа. Лагерь Генриха Седьмого Тюдора

Солдаты праздновали победу, славили короля Генриха,  перевязывали и промывали раны, поминали друзей. Погребальные команды трудились весь день, таская тела погибших, а Пирс Куртенэ, епископ Эксетера, и священники из Лестера и близлежащих деревень наскоро отпевали «павших за дело истинного короля, да хранит его Бог».
Герцог Норфолк, с тех пор, как узнал о гибели Ричарда, не сказал ни слова. Он сам был похож на мертвеца. Только на графа Нортумберленда, когда того приволокли в лагерь победителей, посмотрел так, что присутствовавший при этом граф Оксфорд невольно отступил. А теперь вот командующий ланкастерцев сидел и пил в одиночестве своей палатки. Слуг и оруженосца де Вер отослал. Хоть на день, хоть на один вечер, хоть на час остаться одному! Он пил за упокой души новопреставленного раба Божия Ричарда и всех других, погибших в битве и осуждённых на смерть. За всех павших, кому бы те не служили. За годы борьбы и вражды с домом Йорков и за непонятную пустоту в душе, возникшую при виде обнажённого тела Ричарда. Скоты! Как они посмели колоть мертвеца своими ножами? Король пал, сражаясь до самого конца, пал, как истинный рыцарь, как подлинный властитель Англии. И графу Оксфорду было горько и больно сознавать, что он сам приложил к этому руку.
Вспомнились уроки истории, когда юный Джон впервые услышал от наставника о Ричарде Львиное Сердце, о короле Вильгельме и о битве при Гастингсе. Прошлое повторилось. Бастард — и потомок бастардов, кузен короля — и какой-то (смотря по какой линии считать) племянник. Норманнское войско — и французские и бретонские наёмники. Английский король, павший со славой в решающей битве — и захватчик. Чужак. Ведь Тюдор даже не англичанин, как и Вильгельм. Но Вильгельм Завоеватель стал великим королём. Удастся ли это бывшему графу Ричмонду? Лорд де Вер сильно сомневался. Но ничего уже нельзя исправить.
Битва при Босворте завершилась. Начался новый век в истории Английского королевства. Век Тюдоров.
« Последняя правка: 01 сентября 2013 года, 16:29:12 от Эстравен » Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
Эйлин
Герцог
*****

Карма: 4320
Offline Offline

Пол: Жен.
сообщений: 6170


Я не изменил(а) свой профиль!


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #4 было: 25 августа 2013 года, 17:34:34 »

Горько! Скупые фразы хроник ожили  под вашим  пером и   словно бы   побывала   там. Горько! И  солнце  равнодушно  светило и Бог не  спас! Так  бывает! Грусть И имя оказалось  втоптано в грязь. Кривая усмешка
Шутит История - зло и без чести,
Мир в витражах, как в осколках событий.
Так повелось изначально на свете -
Все, что угодно, напишет сказитель.
Так повелось
(Алькор)

     И стали  править Тюдоры, но  и не было им  покоя  на захваченном  троне.  Не было  им     покоя.
     Спасибо, эр Эстравен, за   эту   историю! Спасибо , эреа Dama за то, что помогла Вам!
Авторизирован

"Потом" - очень коварная штука, оно имеет обыкновение не наступать"(Рокэ Алва)
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #5 было: 25 августа 2013 года, 19:48:19 »

   Спасибо!  Радость Была, конечно, Елизавета Тюдор, великая королева, но была и её сестра Мария Кровавая, немало дискредитировавшая в Англии католицизм. И их отец-многоженец. Кривая усмешка Тюдоры правили куда меньше Плантагенетов, даже если считать последним истинным представителем династии Ричарда Второго. Возможно, это в какой-то степени было расплатой за Босворт. Кривая усмешка
 
   А что до "Так повелось" эрэа Алькор и Ниэннах - то да, стихотворение будто о Ричарде написано. Улыбка И об Александре Тагэре - Отнято имя, изорвано знамя. Чёрные, чёрные маки забвенья...
« Последняя правка: 25 августа 2013 года, 21:59:29 от Эстравен » Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
vitashtefan
Герцог
*****

Карма: 1227
Offline Offline

Пол: Жен.
сообщений: 969



просмотр профиля WWW E-mail
Re: Белый Вепрь
« Ответить #6 было: 26 августа 2013 года, 09:55:53 »

Эстравен, ваш рассказ "Последний бой Белого Вепря", написанный при поддержке эреа Dama, получился очень удачным. Я словно сама побывала на Босвортском поле в тот роковой день, 22 августа 1485 года. Единственно, что мне кажется, что Генрих Тюдор во время боя не проявлял королевскую спесь. Он, знаете ли, был довольно трусоват. Подмигивание
Авторизирован
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #7 было: 01 сентября 2013 года, 16:36:22 »

   Спасибо, эрэа vitashtefan! Улыбка Учитывая Вашу книгу о Ричарде, похвала дорога вдвойне.

  Что до тюдоровской спеси - то он мог маскировать таким образом страх, ибо истерика в присутствии будущих подданных и французов не подобает претенденту на престол.  Кривая усмешка Впрочем, пару соответствующих правок я внёс. Подмигивание 
Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
vitashtefan
Герцог
*****

Карма: 1227
Offline Offline

Пол: Жен.
сообщений: 969



просмотр профиля WWW E-mail
Re: Белый Вепрь
« Ответить #8 было: 05 сентября 2013 года, 16:49:32 »

От души желаю вам дальнейших творческих успехов, эр Эстравен! Улыбка
Вносить поправки было необязательно, я всего лишь высказала свое личное мнение, и читателям интересен ваш оригинальный взгляд на события 22 августа 1485 года.
Надеюсь, вы не собираетесь останавливаться на достигнутом. Нам нужно как можно больше литературных произведений об Ричарде Третьем, поскольку его репутация нуждается в защите даже в наши дни. Если помните, королева Елизавета Вторая недавно отказала Ричарду Третьему в захоронении в Вестминстерском аббатстве из-за его якобы злодейского прошлого.
Авторизирован
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #9 было: 28 сентября 2013 года, 19:52:37 »

Вносить поправки было необязательно, я всего лишь высказала свое личное мнение
 
   Дело не только в вас, эрэа vitashtefan. Просто перечитал ещё раз описание гразской битвы. Улыбка Ну и действительно, Генри Тюдор слишком трясся за свою шкуру.  Кривая усмешка
Цитата
Надеюсь, вы не собираетесь останавливаться на достигнутом. Нам нужно как можно больше литературных произведений об Ричарде Третьем, поскольку его репутация нуждается в защите даже в наши дни. Если помните, королева Елизавета Вторая недавно отказала Ричарду Третьему в захоронении в Вестминстерском аббатстве из-за его якобы злодейского прошлого.

   В столь почтенном возрасте трудно ломать привычные стереотипы. К тому же английские монархи со времён Тюдоров носят титул герцога Ланкастерского (вне зависимости от пола), а так называемое герцогство Ланкастер является источником персональных доходов правящей фамилии. Признать, что Ричард Третий не был злодеем - бросить тень на имя Тюдоров, обвинив Генриха в клевете и детоубийстве. На это ни Елизавета, ни принц Чарльз не пойдут. Кривая усмешка

  Муза приготовила подарок ко дню рождения Короля. Улыбка Ещё один рассказ.СПОЙЛЕРЫ
Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #10 было: 02 октября 2013 года, 00:36:43 »

   
С Днём рождения Короля!


   



   И, поскольку день рождения - праздник, то мы с Музой приготовили подарок. Радость Точнее, Муза диктовала, глубокоуважаемая эрэа Dama редактировала, ну а я стенографировал и вносил соответствующие правки. Улыбка

   СПОЙЛЕРЫ
« Последняя правка: 02 октября 2013 года, 01:34:11 от Эстравен » Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #11 было: 02 октября 2013 года, 00:54:38 »

   
Розы Рэдмура


28. Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к
Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу
это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи!
29. Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере
вашей да будет вам.
30. И открылись глаза их; и Иисус строго сказал
им: смотрите, чтобы никто не узнал.
31. А они, выйдя, разгласили о Нем по всей земле той.

Ев. от Матфея

В соборе ли, в церквушке средь села,
Ни времени, ни устали не меря,
Святой Георгий, не сходя с седла,
Сражается и верит, верит, верит…

Новосельцев О. «Святой Георгий»


1.


22 августа 1485 года, равнина Рэдмур, иначе — Босвортское поле. Король Ричард 

Доблестного сэра Персиваля Сирвалла зарубили сразу несколько ланкастерцев, и королевский штандарт упал под ноги «бело-зелёным», прямо в лужу крови погибшего рыцаря. Ричард видел это, и у него невольно дрогнула рука. Вот так же точно и он сам вскоре падёт, через полчаса или раньше. Вепрь, затравленный валлийскими гончими Тюдора и солдатами Стэнли. Но Йорки не сдаются! Покуда он жив, он будет сражаться! Он рубил секирой врагов, если удавалось, подрезал ноги их коням. Уайтсоррей... мой Уайтсоррей! Скольких ланкастерцы сумели спешить? Будь Сирвалл верхом, до него бы так просто не добрались. До него и до знамени с Белым Вепрем. Знамени, всегда приносившего победу. Время отсчитывалось не секундами и не минутами, а ранеными и убитыми — своими и чужими. Отряд, во главе которого король попытался прорваться к Генри Ричмонду, таял на глазах, тогда как ланкастерцы всё прибывали и прибывали. Кто-то ударил Ричарда по голове, сбив шлем, но к счастью, не ранив. Но это была последняя удача. Солдаты, прикрывавшие спину, погибли, и почти тотчас Ричард почувствовал резкую боль. Подстрелили... Король покачнулся, припал на колено, попытался выпрямиться, уже отчётливо понимая: конец. Ему осталось жить считанные минуты. Но... никто... никогда... не скажет... что Ричард Йорк... не дрался до конца! Он поднял тяжеленную секиру, но так и не успел обрушить её на очередного противника. Валлиец рухнул, пронзённый мечом, а его победитель другой рукой поддержал Ричарда. Король повернул голову, пытаясь разглядеть своего спасителя, но перед глазами всё плыло. Единственное, что сумел разглядеть Ричард — это герб на груди рыцаря. Щит, пересечённый на серебро и червлень. В серебряном поле — прямой червлёный крест, а в червлёном — серебряный меч. Почти такой, какой сверкал в руке рыцаря, держа «красных» и «бело-зелёных» на безопасном расстоянии. Голова кружилась, и единственное, что смог заметить король, прежде чем потерять сознание — это пустое пространство вокруг них двоих шириной в пять шагов.   

И пал в битве герцог Норфолк, отдав жизнь за Англию и короля Ричарда. Сын же его был оглушён и взят в плен ланкастерцами, а авангард рассеян. И тогда король взял с собой лучших и вернейших рыцарей и восемь сотен воинов и помчался к ставке Генриха Тюдора, желая убить его и тем выиграть битву. Но конь Его Величества, верный Уайтсоррей, был убит, а валлийцы надёжно прикрывали Тюдора, не давая добраться до него. Тогда же сэр Уильям Стэнли, по наущению брата своего, лорда Томаса предал короля Ричарда и нанёс удар во фланг. И дошли страшные вести до Томаса Говарда, нового герцога Норфолка, и взмолился тот Господу о спасении своего короля. И многие молили в тот день и час Бога о даровании победы правому. И были те мольбы услышаны.

(из «Сказания о Рэдмурской битве») 

В утро 22 августа 1485 года AD аббат Вильгельм призвал братьев помолиться о даровании победы королю нашему Ричарду и воинству его. И когда закончился молебен, то услышали братья цокот копыт по каменному полу храма. Словно незримый всадник проскакал мимо. И были все поражены и смущены этим, не зная, что и думать, когда брат Григорий указал на икону святого Георгия и воскликнул: «Отче! Чудо! Великое чудо!» И братия узрела, что святой Георгий пропал с иконы, оставив лишь извивающегося змия. Добрые братья пали ниц  в трепете и благоговении, ибо поняли они, что за всадник промчался мимо. Иные же, подобно апостолу Фоме, касались драгоценного оклада, не веря своим глазам. Многие вопрошали в смятении, к добру или к худу сие. И аббат Вильгельм возгласил: «Великое чудо свершилось на наших глазах! И видно, великая беда грозит нашей бедной Англии, раз Всевышнему было угодно послать её небесного покровителя на помощь королю. Помолимся же, братья, и восхвалим милосердие Господне и всемогущество Его!» И так молились все братья, покуда во врата монастыря не постучал гонец от его светлости герцога Норфолка.

(Из Хроники монастыря Серых Братьев, что в Лестере)

Тот же день и место, Томас Говард, герцог Норфолк

Томас Говард, полчаса назад ставший герцогом Норфолком и пленником Ричмонда, мог лишь бессильно ждать исхода сражения да молиться за своего короля. Если бы ему предложили обменять свою жизнь на жизнь Ричарда, герцог бы согласился не раздумывая. Наглый валлийский выскочка, именующий себя Ланкастером, и его командующий граф Оксфорд покинули ставку, и сейчас там оставались немногочисленные свитские и французы, с которыми у верного сторонника Йорков не могло быть ничего общего. Вести приходили одна другой неутешительнее. Уильям Стэнли предал короля. Что ж, это семейство всегда было ненадёжно. Ричард слишком честен и доверчив. Слишком! А такие, как лорд Стэнли, принимают милосердие за слабость и норовят предать. У них нет чести, а присяга — лишь пустые слова.
И всё-таки Говард надеялся. Надеялся вопреки всему. Ведь это же Ричард! Прирождённый полководец, законный правитель Англии. Он обязательно что-нибудь придумает, обязательно вырвется из ловушки и убьёт Тюдора! О, с какой мстительной радостью Норфолк видел падение тюдоровского штандарта! Красный дракон... эти Тюдоры смеют равнять себя с Утером Пендрагоном и сыном его, великим королём Артуром. Ричард и не с такими справлялся. Ричард Драконоборец... поэты наверняка бы сравнили короля со святым Георгием, поразившим Змия.  Святой Георгий! Да как же он раньше не догадался?
Норфолк рухнул на колени, запрокинув к небу лицо. Из закрытых глаз сурового воина, прожившего на свете больше сорока лет, текли слёзы, а губы безостановочно твердили молитву Господу и Пречистой Деве. «Боже, спаси моего короля и покарай предателей! Господи, сохрани Ричарда, моего короля!» Ланкастерцы недоуменно косились на пленника, но не мешали. Молится — и пусть его. Господь дарует победу сильному, а кто тут сильный? Вот то-то! И лишь один француз насмешливо посоветовал: «Вам лучше помолиться за упокой души узурпатора. С минуты на минуту прискачет гонец с вестью о его гибели» - «Нет! — Если б не верёвки, Говард придушил бы насмешника. — Нет! Англия и Йорк! С нами Бог и святой Георгий!» Кто-то засмеялся, а Пирс Куртенэ, епископ Эксетера, укоризненно покачал головой: «Твоя верность похвальна, сын мой. Однако детоубийцу, обманом захватившего престол, может спасти только чудо. Святой Эдуард Исповедник на стороне благородного Генриха и святой Гео...» — он не успел договорить.
На поле, там, где бился Ричард, полыхнуло ослепительное сияние. Золотой свет залил всё вокруг, заставляя закрывать глаза ладонью. Руки герцога Норфолка были крепко связаны, потому он мог лишь зажмуриться. Но этот свет проникал и под веки. Когда же люди смогли без опаски открыть глаза, а золотое сияние рассеялось, то все увидели всадника на белом коне. Да каком! Королевский Уайтсоррей намного уступал статью этому тонконогому красавцу, даже не укрытому доспехами. Конь и всадник будто парили в воздухе. Это было невероятно, невозможно, но чудесного всадника видели и в ставке Тюдора, и на Эмбионском холме, и в задних рядах войск лордов Стэнли и Нортумберленда. Можно было разглядеть каждую бляшку на алой конской сбруе, золотую пряжку, скреплявшую алый же плащ, реявший за плечами. На всаднике не было сияющих лат, лишь кольчужные доспехи времён Ричарда Львиное Сердце. Но не это приковывало внимание, а боевое копьё, которое воин уверенно и привычно сжимал в руке. Копье, неземное сияние коего не мог пригасить даже яркий солнечный день. «Господи... Святой Георгий! Это же сам святой Георгий!» — простонал кто-то позади Норфолка. Ланкастерцы с суеверным ужасом взирали на герцога. Молитва была услышана.
Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #12 было: 02 октября 2013 года, 01:06:18 »

2. 


Король Ричард

Ричард очнулся. Последнее, что помнил король — резкая боль в спине и поваливший его наземь удар. Боли больше не было. Совсем. И чья-то рука бережно придерживала раненого. И эта рука, и склонённое над ним загорелое лицо с удивительно яркими зелёными глазами были совершенно незнакомы Ричарду. Как и король, незнакомец был без шлема. Тёмные волосы, брови вразлёт, резкие, точно скульптором высеченные черты — нет, такого человека  он бы запомнил.
Незнакомец заговорил первым.
- Спина не болит?
Ричард попробовал повернуться и с удивлением осознал, что рана зажила. Более того — из тела словно вымыло всю усталость и напряжение последних дней. Король давно не чувствовал себя таким бодрым и полным сил.
- Это чудо Господне! — выдохнул он, легко поднявшись на ноги.
- Молитва подождёт. А вот Генрих Тюдор — нет, — зеленоглазый спаситель тоже встал. — Иди и делай что должно!
- Кто ты? На ангела ты не похож, — спохватился король.
- Нет, Ричард, я не ангел, — чуть улыбнулся тот, — иди и ничего не бойся. Да пребудет с тобой моё благословение!
С этими словами странный незнакомец осенил короля крестным знамением. И подал ему меч. Серебряная рукоять удобно легла в ладонь, и на миг Ричарду показалось, что изумруд навершия словно подмигнул.
Рядом заржала чья-то лошадь, оставшаяся без всадника. Выяснять, кому она принадлежала, было некогда. Ричард вскочил в седло и ринулся туда, где за спинами своих воинов трусливо прятался граф Ричмонд. И странное дело — ланкастерцы расступались перед королём, а иные бежали, роняя оружие. Нашлись и отчаянные, попытавшиеся преградить дорогу. Но их клинки ломались в руках или же, столкнувшись с мечом короля, рассыпались ржавой трухой.
- Нееет!!!.. — взвизгнул Тюдор, когда Ричард пробился к нему. Визг напоминал бабий. И это ничтожество возомнило себя последним Ланкастером и законным наследником престола? Он заслуживал лишь презрения. Тюдор всё-таки вытащил меч и даже попытался сделать выпад, но тщетно. А в следующую секунду клинок короля нанёс единственный удар. Ричарду показалось, что чудесный меч сам вёл его руку. Ричмонда не спасли даже латы, выкованные одним из лучших миланских оружейников. Голова Генри Тюдора упала под ноги его коню. Она вывалилась из шлема, и Ричард увидел искажённое страхом лицо. Всё было кончено. Претендента на престол больше не существовало. Кровь Генри Тюдора стекла с опущенного меча, не оставив и следа. И засиял клинок, точно был выкован не из железа, а из солнечных лучей. Ричард вскинул руку с чудесным оружием:
- Англия и Йорк!
- Чудо! Чудо Господне! — Ланкастерцы вели себя по-разному. Одни молились, не отрывая глаз от клинка, другие ругались и проклинали победителя. Были и те, кто поспешил убежать.
- Вы победили, — подъехавший де Вер поднял забрало, — но я не могу назвать эту победу честной. Это гнусное колдовство.
- Прикажите своим людям сложить оружие. Вам больше не за кого сражаться, — победа пришла. А вот ликования не было, только удовлетворение от хорошо сделанной работы. И немного сожаления, что всё так быстро закончилось.
- Ваше Величество!
- Ваше Величество, победа! — его рыцари и солдаты пробились к своему королю.
- А что делать с телом?
- Насадить голову на копьё, пусть все видят, — предложил кто-то.
- Нет. Мы отдадим останки сына леди Маргарет Стэнли, — отрезал Ричард, — и даст Бог, не только их.
И тут случилось новое чудо. Всё вокруг утонуло в золотом сиянии, а когда оно рассеялось, и  Ричард обернулся, то увидел, как на том самом месте, где остался его спаситель, гарцует белоснежный тонконогий жеребец. Конь был достоин королевских конюшен, но у него уже был хозяин. Зеленоглазый рыцарь, на щите коего алел прямой крест. В правой руке рыцарь сжимал копьё, и даже младенец бы понял, кто перед ними.
- Святой Георгий! — Кто произнёс это первым, осталось неизвестным. Но все — и йоркисты, и ланкастерцы — все, кто видел дивного всадника — преклонили колени.
- Святой Георгий... — прошептал одними губами король. Их взгляды встретились, и святой чуть заметно улыбнулся. И поднял коня на дыбы.
- Довольно! — Его голос разнёсся по всей Рэдмурской равнине. И каждое слово навек впечатывалось в память слышавших. — До каких пор англичане будут поднимать мечи друг на друга? До каких пор отец будет идти на сына, брат на брата? Доколе рыдать английским матерям, жёнам, сёстрам, хороня родных и любимых? Вы сеете стрелы вместо доброй пшеницы и поливаете поля кровью вместо воды. Я говорю вам: довольно! Тот, кто пожелал занять английский престол при помощи французских и фландрских наёмников, мёртв. Генри Тюдор сражён рукой короля Ричарда из дома Йорков. И сей Ричард — единственный законный правитель Англии и Ирландии. Да ниспошлёт ему Господь долгое и славное царствование!
Воины, за исключением угрюмых ланкастерцев, разразились приветственными криками. А Ричард стоял и никак не мог поверить, что всё это случилось именно с ним. Почему же святой не вмешался раньше? При Барнете, при Тьюксбери? Почему не спас отца? Или всё дело в том, что у герцога Йорка оставались законные сыновья, а у его последнего оставшегося в живых сына нет прямых наследников?
Чудесному жеребцу хватило всего нескольких прыжков — и вот уже святой Георгий совсем рядом. Теперь его можно было разглядеть как следует. На вид святому можно было дать лет тридцать-тридцать пять, если бы не глаза. Они будто затягивали в бездонный изумрудный омут, где не было времени. Жёсткий и чуточку усталый взгляд воина, видевшего немало битв. Этот воин многое помнил и знал нечто, не ведомое обычным людям, и оттого на дне зелёных глаз пряталась горечь. 
- Нет! Не верю! Ты не святой Георгий, — внезапно заорал какой-то валлиец, и непонятное ощущение, в котором попытался разобраться Ричард, пропало.
- Почему ты так уверен в этом, мальчик? — Сейчас святого слышали лишь полтора десятка человек. У него оказался глубокий мягкий баритон.
- Ты не похож!
В ответ святой лишь рассмеялся:
- Мальчик, мальчик... ужели ты думаешь, будто мастера иконописцы видели святых своими глазами? Там, на востоке, где живут те, кого церковь объявила схизматиками, пишут иные образа. Они представляют меня юным. Магометане не признают людских изображений, но они чтут Джирджиса или Эль Худи, как меня ещё зовут на их языке.
- Значит... — молодой Линкольн не договорил.
- Ты хочешь спросить, где я был раньше? Почему не помог? Я и сейчас не должен был помогать. Но вы верите в мою защиту и покровительство, и эта вера позвала меня на землю. Ваша вера, чужие войска, вторгшиеся на английскую землю. И великое предательство, — в голосе святого прорезался с трудом сдерживаемый гнев. — Ты пригрел змей на груди, Ричард. Тебе решать, кто командующий резервом — солдат, шагу не делающий без приказа или же обиженный вассал, готовый примкнуть к победителю. Но вина братьев Стэнли несомненна. Они изменили присяге, данной именем Господа нашего, предали свой род и свою честь. Предали короля и саму Англию. Змей нужно давить!
Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #13 было: 02 октября 2013 года, 01:13:34 »

И с этими словами святой Георгий развернул своего коня и помчался к Уильяму Стэнли.
- Уильям Стэнли! — и вновь его голос был слышен повсюду. И все могли видеть святого Георгия и сэра Уильяма, окружённого воинами, так, словно они стояли в пяти шагах. — Ты дрался за Йорков и хранил верность королю Эдуарду. Отчего же сейчас ты послушал ядовитых речей старшего брата? Что заставило тебя принять сторону Тюдора? Ты променял свою честь и доброе имя на обещание наград. Но тому, кто подобно змее в траве предательски нападает на своего короля, одна награда — смерть!
И с этими словами святой Георгий поднял копьё и привычным движением пронзил им грудь сэра Уильяма. И столь силён был удар, что Уильям Стэнли рухнул наземь с коня. Копьё же, пробившее его насквозь, глубоко вошло в землю. Но святой Георгий не стал его вынимать. Миг — и вот уж его конь летит туда, где развеваются знамёна лорда Стэнли.
Лорд Томас видел, что случилось с младшим братом, и почувствовал страх. Обычных людей он не боялся, но кары Божьей страшился, и ныне проклинал себя, что женился на Маргарет Бофорт и согласился поддержать пасынка. Но ведь он же ничего не делал! Просто стоял в резерве! Он невиновен. Может, король поверит. Может, всё ещё обойдётся. Только убрать знающих о сговоре с Ричмондом. Оруженосец, сволочь, слишком наблюдателен, он может проговориться. Но тут Стэнли встретился с ледяным взглядом кошачьих глаз святого, которому отчего-то не сиделось в раю. Лорд Томас, в отличие от пасынка, был человеком не робкого десятка, но сейчас испытал самый настоящий ужас. Он смотрел на святого точно птичка, завороженная змеёй. И понимал, что это конец.
- Томас, граф Стэнли, король острова Мэн, — голос святого звучал глухо от ярости и ненависти, — тебе стоило бы заменить серебряных оленей чёрными змеями. Ибо ты — змея, пригретая Ричардом на груди. Перебежчик, всюду ищущий свою выгоду, сегодня ты сделал самую большую ошибку в своей жизни. Томас, ты присягал королю, но уподобился Иуде. Пусть же твоя душа займёт предназначенное ей место в аду! Змей надо давить!
С этими словами святой Георгий вздыбил своего чудесного жеребца, и последним, что граф Стэнли видел в своей жизни, были тяжёлые сверкающие подковы. Оруженосец милорда, солдаты и офицеры Стэнли — все они бежали прочь, как можно дальше от ярившегося жеребца, плясавшего на том, кто несколько минут назад был их господином. Месиво из мяса, крови, раздробленных костей, лоскутьев одежды и обломков доспехов — вот что осталось от изворотливого интригана, предателя и государственного изменника. Не диво, что многих рвало при виде столь жуткого зрелища. Но самым страшным было не это, и не забрызганный кровью конь, а его всадник. Видно, вся ярость и ненависть человека передались коню, ибо святой казался ледяной статуей. Он неколебимо сидел в седле, не замечая окровавленных сапог и одежды, и лицо святого было совершенно спокойно. Он лишь исполнял свой долг. Всё это заняло не больше трёх-четырёх минут, но невольные зрители помнили их до смертного часа, пересказывая детям и внукам историю казни лорда Томаса Стэнли. И лишь когда святой Георгий повернул коня, люди Стэнли смогли свободно вздохнуть.
Когда же всадник на забрызганном кровью жеребце подскакал к лорду Перси, графу Нортумберленду, тот почувствовал себя затравленным зверем и приготовился умереть.
- Пусть твой король решает твою судьбу, — негромко проговорил святой. — Я же скажу словами Спасителя:
знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о,если бы ты был холоден, или горяч!
Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.

Запомни, Генри: конец света наступит по вине таких же равнодушных, как ты. Но пока на земле есть люди, подобные Ричарду, погибшему Джону Говарду и его сыну Томасу, этот мир будет жить! Мир стоял и будет стоять не на трёх китах, а на «горячих» людях. Запомни это и передай своим детям.
Повернул коня и поехал шагом на то самое место, куда спустился с небес.
- Вечная слава всем рыцарям и простым воинам, павшим за короля Ричарда Третьего и Англию, — возгласил он, — вечная слава и вечная память! Да войдут они в царствие Небесное и пребудут во славе!
- Аминь! — проговорил Ричард, и остальные повторили вслед за ним.
- Аминь, — склонил голову де Вер.
И тотчас фигура чудесного всадника окуталась золотым сиянием. А когда оно рассеялось, то на том месте не было никого. Святой Георгий вернулся на небо.

3.


И слышала братия глас святого Георгия, точно святой был средь нас во храме. И трепетали сердца монахов, и наполнились радостью при вести о победе доброго короля нашего, Ричарда Благословенного. Когда же пали Томас и Уильям Стэнли, мятежники и предатели, то аббат Вильгельм вознёс молитву о спасении душ сих нераскаянных грешников. И едва он умолк, тотчас разлилось по храму дивное благоухание. То был не ладан и не мирра, но нежный аромат цветка. И узрели братья цветок розы, лежавший под образом святого Георгия. И была она белее первого снега, и аромат её был чист и свеж. Когда же посмотрели братья на икону, то узрели, что святой Георгий вернулся на своё место. Но не был лик его прежним. Змий же обрёл некое сходство с Томасом Стэнли. Когда же на следующий день в аббатстве остановился король Ричард с верными рыцарями, аббат Вильгельм поведал им о явленном чуде. Услышав о преобразившемся образе, Его Величество и герцог Норфолк пожелали взглянуть на него. «Воистину это сам святой Георгий!» — воскликнул король, увидев икону, и молился перед ней весь день и всю ночь. С тех пор смиренная обитель наша стала известна всем добрым христианам. Не только сыновья матери нашей Церкви, но и восточные схизматики свершают паломничество к чудотворному образу святого Георгия. И было так, что аббат Антоний не пустил греческих схизматиков в храм. В ту же ночь его преподобию во сне явился святой Георгий и повелел пускать всякого, верящего в него. Убоялся аббат Антоний гнева святого Георгия и дозволил грекам поклониться чудотворному образу и нетленной розе. Роза же сия хранится в золотом ковчежце, коий открывают дважды в год во дни святого Георгия 23 апреля и 22 августа и в третий раз — 2 октября, в день святого Ричарда, короля Английского. Ибо выросла она из крови его.
И там, где пала на землю кровь короля Ричарда, выросли белые розы, что не боятся ни дождя, ни мороза, и цветут даже зимой. А где была пролита кровь Генриха Тюдора, поднялись розы цвета запёкшейся крови, величиной с кулачок младенца, а стебли их усеяны длинными шипами. И множество паломников приходит на Рэдмурское поле, дабы узреть это чудо. Тот же, кто сорвёт цветок, навлечёт беду на себя и своих близких. Там же, где пали доблестные рыцари и воины короля Ричарда, выросли бледно-розовые цветы с белой каймой, а место гибели сэра Персиваля Сирвалла отмечено розами, что наполовину снизу алы как кровь, а сверху белее снега. И то память о великом подвиге, ибо и с отрубленными ногами сей доблестный муж вздымал к небесам королевский штандарт. Говорят, что розы сии не увянут, покуда жива память о Рэдмурской битве и чуде святого Георгия. Там же, где лежали тела предателей, земля кажется выжженной. Ни единая травинка не растёт на крови изменников. Так свершилось по милости Божией и воле святого Георгия и так будет впредь, пока живо королевство Английское и династия Йорков.


(Из Хроники монастыря Серых Братьев, что в Лестере)   
Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
Эстравен
Книгочей. Мечтатель
Герцог
*****

Карма: 1091
Offline Offline

сообщений: 3081


Мир - Книга, книга - мир, то фолиант, то эльзевир


просмотр профиля
Re: Белый Вепрь
« Ответить #14 было: 02 октября 2013 года, 01:20:33 »

4.


Июль 1553 года, замок Фрамлинхем

В замке готовились к приезду короля. В этом году минуло ровно семьдесят лет с тех пор, как Ричард Третий взошёл на престол. К сожалению, вот уже десять лет герцог Норфолк не покидал родового гнезда. Он пережил двух жён, всех своих детей и нескольких внуков. Лорд-казначей и лорд-маршал Англии, в 1525 году Томас Говард ушёл в отставку, и маршальский жезл наследовал сначала его старший сын, потом внук, а после его смерти правнук, тоже Томас. Последние месяцы его светлость почти не вставал с постели, но, хотя одряхлел телом, разум лорда Томаса оставался почти столь же ясен.
Звук труб возвестил о прибытии Его Величества. А вскоре и сам Ричард поднялся в покои хозяина замка.
- Я счастлив видеть вас, мой король. Прошу простить, что не могу приветствовать вас должным образом, — старый герцог, одетый в мантию кавалера ордена Подвязки, со всеми регалиями, утопал в кресле. Он не мог позволить себе встретить короля лёжа в постели.
- Оставим эти церемонии, милорд, — по знаку Ричарда все покинули комнату, оставив старых друзей наедине.
- Жаль, что не смог побывать на празднике, — беззубо улыбнулся хозяин дома, — годы, Дикон, годы... Хотя ты неплохо выглядишь для своих ста лет.
Наедине они могли называть друг друга по имени.
- Да и ты тоже неплохо, — чуть покривил душой Ричард. Ему самому никто бы не дал больше семидесяти.
- Брось! Я дряхлая развалина, Ричард. Как сказал бы мой покойный внук, песок почти высыпался из часов моей жизни. Наверняка бы Генри сочинил стихи по этому поводу. Я слишком устал, Ричард, и мне не страшно умирать.   
Ну не говорить же: «Мне будет тебя не хватать!» Томас и так это знает. Поэтому Ричард сказал совсем другое:
- Мы были вместе семьдесят лет. Мне бы хотелось, чтобы мы были вместе и после смерти.
- Твоё место в Вестминстерском аббатстве, мой король, а моё... — Норфолк вздохнул, — я хочу лежать в Рэдмурской церкви святого Георгия.
Тогда, в далёком 1490 году, возле поля битвы возвели храм в честь святого чудотворца. Мастера постарались на славу. А образ святого был точной копией чудотворного образа из францисканской обители и тоже творил чудеса. Особенно это касалось исцеления ран.   
- Обещаю. Мы с тобой остались последними из участников Рэдмурской битвы. Король и Спаситель короля, — Kingsavior — этот почётный титул Норфолк получил почти семьдесят лет назад, когда они с Ричардом во главе войска вступили в ликующий Лондон.
- Они всё переврут. Уже выдумывают невесть что. Я слыхал, будто ты дал французам негодные корабли, и они все потонули.
На самом деле Ричард дал французским наёмникам Ричмонда пять дней сроку, чтобы убраться за пролив. Если же наёмники начнут по пути грабить и убивать добрых англичан, то будут повешены.
- А я слышал, что покойный де Вер дал клятву верности под пыткой. Мы морили его голодом и холодом, — хмыкнул Ричард. Граф Оксфорд действительно некоторое время содержался в заточении, но никакие пытки не заставили бы человека, верного ланкастерцам, присягнуть Ричарду Йорку. Джон де Вер сделал это по доброй воле, взвесив все «за» и «против». Он был прежде всего здравомыслящим человеком и неплохим полководцем, казнить которого было бы неразумно. Но поклявшись в верности новому королю, де Вер ни разу не дал повода усомниться в своей честности и преданности. Они вместе с Норфолком усмирили шотландцев, а затем преподали урок французам. К сожалению, прямых наследников у де Вера не осталось, и новым графом Оксфорд стал его племянник.
- А как Его Высочество? Ему не пора править?
Уильям, принц Уэльский, родился достаточно поздно, после шести сестёр и брата Джорджа, умершего во младенчестве. Сейчас ему было пятьдесят четыре года, из них тридцать он являлся соправителем отца. Наследник престола был тонким дипломатом, прекрасно разбирался в финансах, творил справедливый суд. Его многие любили, и Ричард был уверен, что Уильям станет хорошим королём. Но пока что Его Высочество не выказывал нетерпения. Несколько раз на Ричарда Третьего, Божьей милостью короля Англии и Франции, лорда Ирландии устраивали покушения, но всякий раз он оставался жив. Лишь раз какой-то безумец поранил королю руку. Были и заговоры, хоть и редко. Главой одного из них оказался граф Нортумберленд. После Рэдмурской битвы Ричард отправил лорда Перси в ссылку в родное поместье, не желая предавать графа суду. Это было ошибкой. Король учёл её и с тех пор прослыл суровым, но справедливым судьёй. К счастью, племянники, в чью пользу составлялись заговоры, вовсе не стремились занять престол. Ричард молодым погиб на охоте, а Эдуард многие годы занимал должность лорда-констебля, как сам Ричард до смерти августейшего брата.
- Он ещё не воевал, — действительно, последние десятилетия выдались мирными.
- Но ты же не начнёшь ради этого войну?
- Ради этого — нет, но Франция... — Франция была костью в горле ещё во времена юности Ричарда, и таковой и оставалась до сих пор. Норфолк понимающе кивнул.     
Король и герцог могли бы ещё многое вспомнить, о многом поговорить, но лорд Томас слишком устал, и Ричард попрощался и тихо вышел из комнаты. На душе было тяжело, как всегда, когда теряешь близкого человека. Или вот-вот потеряешь. Сам Ричард давно похоронил свою вторую супругу, Иоанну Португальскую, всех племянников и нескольких внуков. Все те, кто помнил короля молодым, были давно мертвы. Теперь и лучший друг, ближайший сподвижник уходил от него в страну, откуда нет возврата. Ричард прошёл в замковую часовню и опустился на скамью.
Почти шестьдесят восемь лет назад он вот так же молился в монастыре Серых Братьев и задремал. И во сне ему явился святой Георгий. Святой был без коня и доспехов, а из оружия при нём был лишь чудесный меч. Тот самый, что Ричард по возвращении в Лондон передал на хранение архиепископу Кентерберийскому. «Ты должен был править семьсот семьдесят семь дней, — сказал святой Ричарду, — это символично, но слишком мало. Милостью Божьей тебе дарован шанс, дана долгая жизнь. Но лишь от тебя, Ричард, зависит, как люди будут помнить твоё правление. Помни: ты лишь слуга Англии. И твой долг — способствовать возвышению и процветанию королевства Английского. Да будет справедлив твой суд!» И святой Георгий исчез, а Ричард, пробудившись, возблагодарил Господа, Пречистую Деву и святого Георгия за явленную милость и поклялся оправдать доверие святого.
Год спустя папа Иннокентий Восьмой признал явление святого Георгия на Рэдмурском поле истинным чудом Божиим и повелел считать день 22 августа днём святого мученика Георгия, чудотворца Рэдмурского. Конклав постановил, что «Явление Святого Георгия на Рэдмурском поле» должно быть отдельной иконой. Святой изображался верхом на белом коне, с копьём в правой руке и белой розой — в левой. По правую руку от святого стояли Ричард со своими воинами, и радость была на их лицах, по левую же — пытающиеся бежать ланкастерцы и поверженный лорд Стэнли.
Такая же икона была и в храме святого Георгия, и в здешней часовне. Король вспомнил, как святой в тот день говорил о каноне иконописи, и усмехнулся. Ричард с иконы имел мало общего с настоящим. Если бы не корона, так и не  догадаешься, кто здесь король.

Вечерний пир в честь короля удался на славу. Юный Томас, граф Суррей, будущий герцог Норфолк, старался предугадать любое желание высокого гостя. Юноша был умён и учтив, к тому же унаследовал от отца поэтические способности, порадовав слушателей чтением стихов. Всё было хорошо, но у Ричарда кололо сердце. Он чувствовал, он почти был уверен, что больше не увидит своего старого друга живым. И действительно — когда наутро камердинер герцога вошёл в спальню, тело лорда Томаса уже успело остыть.
Ричард Третий исполнил последнюю волю покойного. Томаса Говарда, второго герцога Норфолка торжественно погребли в церкви святого Георгия, что на Рэдмурском поле.
Авторизирован

Лишь неведение пробуждает мысль. Недоказанность - вот основа для любого действия.

Настоящий человек должен отбрасывать свою собственную тень. Урсула Ле Гуин

In angello cum libello.
Страницы: [1] 2 Печать 
« предыдущая следующая »
Перейти в раздел:  

Powered by MySQL Powered by PHP Форум официального сайта Веры Камши | Powered by SMF 1.0.10.
© 2001-2005, Lewis Media. All Rights Reserved.
Valid XHTML 1.0! Valid CSS!