Официальный сайт Веры Камши
Добро пожаловать, гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, если хотите стать полноправным участником форума.
01 Май 2017 года, 05:17:52
Начало Помощь Поиск Войти зарегистрируйтесь
Новости: Правила форума можно (и нужно) читать здесь.
Календарь Дни рождения: Buber, Fluffy, joke, Ninch, Edinopegasik, Fai, OXZAR, Сэр Дамиан, Тайрэ, magier, Инта, Nog, Не_придумала, janelight, Танталь, Морис, Ызарг, Rey, GeRo, M&Ctyu, Фенек, Сэмлор Сэмт, wayfarer, nElv, Leana, Graf-Grey, Смотрящий, pasita, Зяблик, Illior, Кайт, юлиан, Белая мышь, Arrighi, Ба_ЛЕРинА, Рысенок, Stribog, Art-Wolf, Draco, darina, Val, Felis feralis, Сarnerita, Артано, Zol51, Zam, bayard, Sol Angelica, Phoenix1986, Andromeda Stark

+  Форум официального сайта Веры Камши
|-+  Кэртиана
| |-+  У Премудрого Домециуса
| | |-+  Конкурс "Происхождение тергачей"
« предыдущая следующая »
Страницы: [1] 2 3 Печать
Автор Тема: Конкурс "Происхождение тергачей"  (прочитано 10834 раз)
Dreamer
Мастер
Герцог
*****

Карма: 3203
Offline Offline

сообщений: 4563


Арбалет - оружие труса!


просмотр профиля E-mail
Конкурс "Происхождение тергачей"
« было: 18 Февраль 2015 года, 23:21:08 »

Здесь всем желающим предлагается изложить свою версию происхождения тергачей (см. последние обновления сайта).

Версии могут быть двух категорий – материалистические и фантастические.
Авторы лучшей с точки зрения жюри научной теория и лучшей концепции получат памятные призы.
Конечный срок представления версий: 1 апреля 2015 года.
Авторизирован

Печальный крик, крылом скользящий в пене,
Уходит в скалы, вверх, рождая волны,
Ветер умирает ...
Dora Lia
Личный нобиль
*

Карма: 12
Offline Offline

Пол: Жен.
сообщений: 8



просмотр профиля E-mail
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #1 было: 22 Февраль 2015 года, 15:55:31 »

Надеюсь ничего не перепутала, и выложила куда следует.

А может они произошли именно так?

Эта история произошла тогда, когда Четверо еще не покинули Кэртиану, а их Спутников можно было повстречать так же легко, как в безоблачную погоду,  в полдень увидеть на небе солнце.
А началось все в небольшой деревушке, на берегу Рассанны, там, где ныне располагается Тронко.
Неподалеку от деревни, на холме стоял добротный деревянный дом, окруженный высоким забором. Принадлежал он богатому торговцу Альфреду Тергачи, его супруге и детям. С жителями деревни зажиточное семейство почти не общалось. Куда уж богатым купцам заводить знакомство с простолюдинами? Хоть и жили Тергачи достаточно замкнуто, сплетни о странном поведении главы дома Альфреда бродили по деревне.
Болтали слуги о том, что Альфред мог часами стоять перед гладко отполированным куском черного гранита и любоваться своим отражением. Странная причуда для мужчины, но у каждого свои недостатки. Но больше всего купец любил красивую одежду из самых дорогих тканей, которые только можно было достать! Это и черные с алым шитьем плащи, и бирюзовые с серебром рубахи; не у каждой женщины найдется столько цветных тряпок, как их было у Альфреда Тергачи. Погруженный в любование собственной персоной он частенько не замечал происходящего вокруг, даже того что творилось в комнате.
Но вот однажды деревню постигло несчастье. Проливные дожди добавили воды в и так полноводную Рассанну. Река с большим удовольствием вышла из берегов и устремилась на деревню. Почуявшие неладное животные, своим необычным поведением привлекли внимание людей. В спешке похватав, что успели, люди покинули деревню, и нашли спасение за холмом, на котором жил купец. Взбесившаяся вода плескалась у его подножья, но подняться выше была не в силах.
Измученные люди расположились в перелеске. Разжечь костры не представлялось возможным, все возможные дрова промокли от дождя. Глядя на дрожащих от холода жителей деревни, староста принял решение попросить в доме Тергачи приюта для женщин, детей и стариков. Но там он встретил весьма неласковый прием в лице хозяйки дома:
- Пустить грязных голодранцев в мои чистые комнаты?!
Напрасно староста пытался уговорить женщину сжалиться, он лишь даром терял время. Сам Тергачи погруженный в любование обновкой даже не вышел на шум голосов.
Помощь жителям деревни пришла оттуда, откуда они меньше всего ее ждали. Над людьми сжалились Спутники, оказавшиеся поблизости по каким-то своим надобностям. Фульгаты помогли развести огонь, чтобы согреться; легкокрылые Эвроты разогнали тучи; Найери усмирили бурные воды Рассанны и заставили реку вернуться в свое русло; Литтены помогли убрать ил с улиц и подновить дома, поврежденные водой. Никто не остался равнодушным, кроме семьи Тергачи. Спутники говорили с людьми, и те им поведали как пришли к купцу за помощью, и что получили взамен.
Четверо тоже узнали о наводнении. Спутники рассказали своим Создателям о том, что произошло. Очень расстроил Богов отказ купца страждущему в час нужды. Какое-то время они незримо наблюдали за Тергачи. Видели, как Альфред красуется в своих обновках перед отполированной глыбой мрамора.
И решили Четверо, что такому человеку, да и всей его семье, не место в мире людей. Посовещавшись превратили Боги купца, вместе с домочадцами, в птиц.
Стерлось со временем у людей из памяти имя купца. Но как-то раз охотники в лесу наткнулись на диковинных птиц, которые, взобравшись на камни, медленно поворачивались на своих пьедесталах. Из-под верхних, черных с серебристым краем перьев, торчали алые, оранжевые, бирюзовые оборки. На охотников они никакого внимания не обращали, им хватало себя и собственных хвостов.
- Смотри, будто Тергачи крутится. – Хмыкнул один охотник, припоминая рассказ прадеда о странностях пропавшего купца.
И стали с тех пор этих птиц называть тергач.



Авторизирован

Будь свободна душа,
Но меня не лишай
Легких крыльев,
Ведь кажется мне.... (с)
prokhozhyj
Естествоиспытатель
Хранитель
Герцог
*****

Карма: 4371
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 8868


Без звериной серьёзности.


просмотр профиля WWW
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #2 было: 22 Февраль 2015 года, 22:48:35 »


Какая вкусная гипотеза Улыбка.
Авторизирован

Я повидал морское дно,
Оно печально и темно,
И по нему, объят тоской,
Лишь таракан ползёт морской...
Пришлый
Личный нобиль
*

Карма: 6
Offline Offline

сообщений: 2


Я не изменил(а) свой профиль!


просмотр профиля
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #3 было: 13 Март 2015 года, 13:18:29 »

Сперва сдавленные звуки со стороны хутора. Нехорошие звуки, не свои. А теперь ещё и эта ветка. Не должна она тут валяться сломанная.
Вирн скинул с плеч короб с грибами, поставил его под густыми еловыми лапами выше тропы, обошёл ветку, скользнул под наклонной коряжистой сосной. Так, теперь по склону выше тропки, быстро, настороженно и тихо.
Через каменную гряду с осыпающимися мелкой крошкой зубьями были два-три просвета, если только знать, как к ним подобраться. Вирн знал.
Пологая лощина с ручьём посредине спускалась вниз до самой Халльде, отсюда не видной. А вот весь хуторок на дальнем, на правом берегу ручейка - как на ладони.
И на хуторе гости. Нежеланные.
Снесена жердь в ограде. Слышны густые мужские голоса – три? нет, похоже, два. Стук топора. Кто-то, похохатывая, прорубает дыру в срубе главной башни. Второй подначивает. Язык людской, да говор чужой. Лошадей не видно. Пришли пешком? Двое? Это или льери, или южные звалги, другим сюда так просто не добраться: ни мест, ни дорог не знают, без коней вообще никак. Вирн переместился к соседнему просвету, встал на цыпочки, пригляделся. Так и есть – Сирх и Найла стоят у коновязи, осёдланные, и с увязанными тюками по бокам. Эти двое пришлых времени не теряли, явились пешочком, из дому вынесли всё, что поценнее, подготовились к отходу верхами, и теперь напоследок хотят вскрыть главную башню. Хоть бы Майге успела спрятаться в башне, хоть бы успела.
Всего двое, большое везенье. Сейчас только бы успеть.
Вирн сошёл с приступки, и спешно и бесшумно кинулся вверх по склону. Обойти каменистую зазубренную гряду, это шестьдесят – семьдесят ударов сердца, пробежать от неё до овражка, по которому течёт ручей, это ударов семь, может, десять. Он рванул, и успел. Теперь с хутора не будет видно. Лук сразу? Нет, выбираться из овражка придётся с помощью рук, придётся рискнуть.
Выбрался, за три удара добежал до ограды. Вынул лук, одну стрелу взял в зубы, вторую наложил, пока не натягивая тетиву. Теперь тихо-тихо, осторожно-осторожно…
Стараясь не вздымать пыль, добежал до угла сруба. Натянул тетиву, наложил стрелу, присел и уже снизу выглянул.
Счастье, что эти двое – наглые, потерявшие не то чтобы страх, а осторожность. Первый, повыше, продолжает рубить, в мускулистых руках с бойцовским синим витым узором игрушкой летает топор, хохочет во всю глотку, каждый зуб виден; второй, покряжистей, тоже похохатывает, дёргая бородой, руки заложил за витой пояс. Меч, в шесть ладоней клинок, висит позади.
Весело им, гляди-ка.
Вирн стрельнул ближнему, кряжистому, снизу под  грудину, вытолкнул языком стрелу, поймал, натянул тетиву и… рослый уже перехватил топор и летел на него… послал стрелу прямо в живот. Рослый споткнулся и упал во весь рост, топор вылетел из рук и полетел вперёд. Упал, подняв пыль, чуть не под носом Вирна.
На всякий случай он стрельнул в каждого ещё разок. Ничего страшного, стрелы потом не забыть бы вырезать. Отец говорил, бывали разные случаи, и ежели имеешь дело с ратоборцами – а эти двое, что ни говори, ратоборцы - лучше убедиться, что убил наверняка.
Их и вправду оказалось лишь двое.  Везёт. Внизу главной семейной башни брёвна – что твои колоды, рубить, да рубить, но полдела рослый сделал. Тоже везёт. И Майге, Майге, малышка, жива, уж везёт, так везёт!
               *   *   *
Уже когда кое-где прибрались, да расседлали-развьючили коней, заметили, что в птичнике выбита решётка. Помёт, перья, пусто.
Удрали. В лес. Теперь ищи-свищи.
- Пропадут ведь, – сказала Майге, - доверчивые они, а то же - лес. Волки, медведи...
«Могут и пропасть», - мысленно согласился Вирн, - «За сотню лет привыкли к людям, с рук ели, никогошеньки не боялись, глупые, а в лесу ой не сладко».
Покосился на насупившуюся Майге.
Горюет девка.
- Не пропадут, - уверенно сказал он, поправляя решётку. - Что им лес, что им медведи? Да ты на нас посмотри: мы же страшнее любых медведей. – Он подхватил топор, и направился к ограде. На скорую руку подправить, как вернутся братья, вместе восстановим.
- Давай, сестрёнка, грей воду, скоро наших ждать. А птицы – что ж? Коли с нами не пропали, уж с медведями и подавно не пропадут, не бойся за тергачей.
Авторизирован
Варвара-Красава
Личный нобиль
*

Карма: 9
Offline Offline

сообщений: 14


Я не изменил(а) свой профиль!


просмотр профиля
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #4 было: 23 Март 2015 года, 18:42:58 »

Засиделись как-то Четверо с Леворуким за традиционным вечерним банкетом. И, как всегда, Леворукий втянул братьев (которые вообще-то спорить не любили, ни-ни!) в очередной диспут. На это раз – в диспут литературный, на тему: «Какой рукой должно писать сонеты».
Вся беда была в том, что Леворукий решил написать сонет, а заодно и музыку к нему, дабы доказать, что всё это можно сочинять одной левой.
– Помните у Шарля Мюнша, – горячился  Леворукий, – правая рука отбивает такт, а левая указывает нюансы. Нюанс – вот что главное, а не тупое отстукивание такта барабаном.
Анэм и Унд были на стороне Леворукого.
– Неоспоримая истина, – авторитетно соглашался Унд, – что правая рука от разума, а левая – от сердца. Сонеты сочиняются сердцем, рукой левой.
–Именно, – воодушевился поддержкой Леворукий и сладко затянул:
– Ах, ты меня не отпускай,
Иль я вот закрою двери,
О, поделись своей постелью,
В мои объятия влетай-ай-ай. Ай-яй-яй!!!
На что Лит и Астрап резко перешли на сторону другой руки, сформировав правую оппозиционную коалицию.
– Правая рука всегда должна знать, что делает левая, иначе будет полнейшая какофония, или, не при Леворуком будь сказано, кошачий концерт, – не соглашался уже основательно разогретый можжевеловой касерой Астрап.
¬– Сонет должен доносить до благодарного слушателя некую идею, а то получится что-нибудь типа «Я поэт, зовусь я Унд, от меня вам левый унт», – поддержал оппозиционера Лит. 
– Многие знания умножают печали. Так недолго и чужую строчку в сонет вставить, получишь горе от ума,– вступился за левопартийца Анем.
– В сонете пишут о любви, а любовь к разуму не прислушивается, – поддакнул Унд.
– То ли небыль, а то ли сон,
Наяву не бывает так.
Наплевать любви на закон,
Я веду себя, как дурак, – пропел Лит почему-то хриплым женским голосом и добавил, – без-умная любовь.
– Помним, помним одного будущего Повелителя Скал, – ехидно присвистнул Анем, непонятно на что намекая.
– Страсти правят миром, – со знанием дела заявил Унд, взяв аккорд на кифаре.
– Как же, как же, – фыркнул Астрап, –
Страсть повергла в пучину,
Об одном только помню:
Ой, какой был мужчина,
Настоящий полковник.

…Диспут обещал быть бесконечным. Оппоненты отвергали сказанное противной стороной, но  противная сторона называла бредом всё, сказанное ещё более противной стороной.  Леворукий вклинивался в спор, пытаясь привлечь спорщиков к новым строчкам своего обещающего стать бессмертным сонета, вернее, сонет уже претендовал на роль поэмы, заполненный по завязку словами  «уж», «тот»,  «эта», «О!», «Ах» и другими, не менее значимыми словами.
Но неожиданно дискуссия закончилась – Четверо пришли к консенсусу, согласившись, что писать Леворукому сонеты не стоит ни одной левой, ни с помощью правой. И чтобы избавить начинающего поэта от навязчивой идеи, Четверо предложили Леворукому посетить Кэртиану, где они уже  давненько не прогуливались.

***
Солнце блестело, птички пели, травка зеленела. В общем, Кэртиана, как ей и полагалось, жила своей жизнью, когда путешественники вышли к прохладному  ущелью. Скалы нависали над ним, огромные валуны прятались в тень от настырного  солнца. Но ущелье оказалось странно коротким, внезапно закончившись огромной скалой. Лит ухмыльнулся: «Ну прям как дети», скала рассыпалась, по появившейся тропинке покатилась мелкая галька, и перед глазами Четверых открылась зелёная долина в виде чаши.  Долину заполнял ни с чем не сравнимый пряный аромат тимьяна. Слышался мелодичный звон колокольчиков – где-то неподалёку находилось пастбище. В долине, как грибы  на осенней лесной полянке, красовались серые каменные домики с башенками. Стены и башенки щеголяли друг перед другом затейливой резьбой. Крышами служили огромные листья, плотным слоем прикрывая дома от непогоды.
– А морем здесь и не пахнет, они, наверное, понятия не имеют, что это такое, – опечаленно заметил Унд.
– Точно. Тебя они мало знают. Зато скалы здесь, что надо, жители знают толк в резьбе по камню, башенки одна краше другой. Почитают меня! – Расхвастался Лит, заметив каменное великолепие. – А может быть, и поклоняются.
– А для тебя главное, чтоб поклонялись? Сейчас как грохну молнией, вмиг станут кланяться. Мне. До самой земли, – ревниво отозвался Астрап.
Анэм усмехнулся, и в долину ворвался ветер, можно сказать, ураган. Мелкие камни градом застучали в окна домишек, послышались блеянье, муканье, и прочие непонятные, но очень жалобные звуки. Крыши домиков вместе с башенками вмиг взлетели и рухнули на землю, башенки рассыпались. Поселяне высыпали из безбашенных домов и уставились в небо.
– Да тише ты, разошёлся, – Унд окатил  Анема, а заодно и хихикающего Леворукого холодной водой из появившегося ниоткуда огромного ведра. Ведро осталось висеть в воздухе. Люди испуганно заметались, заорали, показывая друг другу на возникший в небесах НЛО в виде летающего хозинвентаря.
Астрап нахмурился, небо закрыли чёрные тучи, оттуда вырвалась молния, ударила по ведру. Ведро рассыпалось на мелкие дождевые капли, те мгновенно застыли, и на людей посыпался град. Стало холодно.
– Вы что творите?! – Лит счёл себя покровителем и защитником. Град превратился в мелкий тёплый песок, сыпанувший с вмиг пожелтевшего неба, дома накрылись каменными плитами. И стены домов, не выдержав тяжести массивных плит с кучами песка, рухнули. Люди закричали, грозя кулаками небу.
– Вижу, доброты не ценят, – огорчился Лит.
Унд задумчиво тронул струны кифары, она мелодично отозвалась аккордами.
–  Давайте сделаем для них поющую волну, успокаивающую, как шум моря после шторма. Чтоб перестали нервничать и порадовались музыкальному подарку от невиданного моря.
Лит помнил, что он в коалиции, и, верный принципам оппозиции, тут же не согласился,
– Нет, для радости надо, чтобы было величественно. Поставим здесь пирамиду.
– Вот ещё, надо что-то живое, а не каменную громадину или шумливую волну. Лучше сделать огромную змею, обвивающую долину. Красавицу. – Астрап, похоже, вышел из оппозиции.
– Как же, как же, ты уже наваял красавцев-ызаргов, – склочно пробормотал обидевшийся      Лит.
– Змея неэстетична, да и долина эта – не град какой-нибудь обреченный, – рассмеялся Анем, – и вообще, помнится мне, один синеглазый скажет, что редкая тварь без шерсти и перьев выглядит пристойно.
Унд погладил белоснежного лебедя, уютно пристроившегося у его ног, и добавил,
– Птичку надо, красивую. Пусть споёт.
¬– Сонет к примеру, – ввернул Леворукий.
Братья спорить  не стали, птичка была одобрена, но только все наотрез отказались от идеи музыкального сонета. Леворукий ещё попытался протолкнуть  своё поэтическое творение, однако Четверо были уже заняты созиданием и отмахнулись. Не прислушались. А зря.

***
Лит любовно отполировал огромную глыбу, приговаривая: «Большой птице большую кафедру». И вот на постаменте возникла пушистая ослепительно белая птичка.
– Её надо приодеть, – строго заметил Астрап,  на птичке появилась юбочка из алых перьев.  Братья не остались в стороне, каждый внёс свою лепту в создание юбочки. Она украсилась чёрными с позолотой перьями от Лита, синими с серебром от Анема, бирюзовыми от Унда. Леворукий подсуетился и быстренько воткнул оранжевое пёрышко. Юбочка, став непомерно огромной, превратилась в пышный пёстрый хвост, который волочился по земле.
– Так не годится. Надо обстричь длинные перья, а хвост пусть торчит вверх, так будет когда-то у танцовщиц варьете, это красиво, – внёс изменение в проект Анэм и защёлкал появившимися из воздуха золотыми ножницами. В куче состриженных перьев сиротливо мигнула и скрылась под ворохом других перьев оранжевая искорка.
Унд взял тиару, нежно тронул струны –  птичка запела. Созидатели, растроганно выслушав божественную мелодию, прославляющую величие и милосердие Четверых, единогласно одобрили её всем вновь сдружившимся коллективом. Анем приветливо помахал рукой – птичка стала медленно поворачиваться на камне, как манекенщица на подиуме, демонстрирующая писк моды.
– Всё уже? Задержался я тут с вами, у меня дела, – вдруг заторопился Леворукий.
– Нет не всё, – основательный Лит задумчиво посмотрел на птичку. – Птичка должна размножаться. Это будет самец, красивый сам собою, певец, прям звезда поп-эстрады («Так назовут тех, кто будет подражать нашему созданию в жажде такого же восхищения», – ответил Лит на недоумевающий взгляд Астрапа). А красавицы пусть выбирают его в мужья.
– Мне кажется, что здесь должен быть самец-красавец, а дамы не должны затмевать его красоту. Сделайте серенькую птичку-невеличку, пусть в кустах прячется и не светится.  Понадобится самцу, он её позовёт. Когда понадобится, – пряча смешок, внёс свой вклад в проект Леворукий.
– Логично, – согласился Лит. – Как назовём?
– В проекте самца участвовали мы Четверо, небесное создание воспевает нас, Четверых, так что надо, чтобы в его имени это отразилось, – озаботился Анем, – предлагаю назвать «Отрада Четверых», а самку соответственно – «Четвертушка». Леворукий хотел было возразить, что его несправедливо вычеркнули из списка авторов-творцов, но затем почему-то передумал. Братья одобрительно кивнули Анему, и на постаменте золотыми буквами засияло имя. Четверо придирчиво осмотрели красавца. Проект удался, довольные собой труженики-братья поспешили в ближайшую таверну отдохнуть от трудового дня, и только Леворукий замешкался.
Когда Четверых не стало видно, он, воровато оглянувшись, занялся улучшением проекта. Начал с того, что стёр с постамента буквы «е т в е р ы х», прополол роскошные перья хвоста, удаляя особо непонравившиеся ему. Затем старательно выщипал на заду несчастной птички пух, так что под хвостом появилась непристойная круглая дырка. Злодей захихикал, широко распахнул клюв жалобно дёргающейся птицы и с выражением прочитал туда, в зоб бывшей Отрады Четверых, а теперь просто ОтрадыЧа, бессмертные строки своего непризнанного сонета. Отрадыч икнул, почему-то квакнул, и из его горла полилось нечто несуразное – скрип, бульканье, хлопанье, хлюпанье и что-то уж совсем непотребное.
– Самое то, – пробормотал Нечестивец, несколько минут с видимым наслаждением внимающий песнопению ОтрадыЧа, – мой сонет не будет забыт.
Он выдрал ещё несколько перьев в качестве последнего штриха к созданной им картине, погладил птичку по голове.
– Красуйся, ОтрадыЧ, красуйся, – умилился Леворукий, обернувшись вслед ушедшим братьям, зычно проорал, – я не вижу ваших рук! – и ушёл вполне удовлетворённый.
Остаётся лишь предполагать, почему негодник выдернул синие с серебром перья Анема и стёр позолоту с чёрных перьев Лита. А вот почему оранжевых перьев стало много, догадаться легко.

А как ОтрадыЧ стал называться Тергачом? Приключилось вскоре одно событие: наш красавец, эта ОтрадаЧ, очень неудачно поторговался с Кошкой Леворукого (которая, конечно, была вся в своего хозяина. Или, кто знает, может, это Леворукий был весь в свою кошку?). Но это уже совсем другая история…
« Последняя правка: 24 Март 2015 года, 09:08:46 от Варвара-Красава » Авторизирован
O
Потомственный нобиль
**

Карма: 45
Offline Offline

сообщений: 80



просмотр профиля
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #5 было: 23 Март 2015 года, 21:22:38 »

"На подоконнике тергал воробей". Помните? Вот так тергал, тергал и дотергался. Слово ж материально. А что воробей вырос до фазана, так то ж в Сагранне, там всякая тварь норовит вымахать побольше. Улыбка
Авторизирован

Ж;Ъ
Nicael
Млекопитающее, примат, в мечтах блондинка
Герцог
*****

Карма: 1734
Offline Offline

Пол: Жен.
сообщений: 3811



просмотр профиля
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #6 было: 24 Март 2015 года, 00:19:36 »

Вторая саймурская легенда.

Много ли мало ли прошло времени, а, наверное, столько, сколько требуется Луне отворотить от Кэртианы свои пухлые щечки, продемонстрировать тонкий профиль, потом темный затылок и снова явить свое прекрасное лицо, и к Владыке Унду пришли несколько его змеехвостых спутников. Тщательно расчесали и уложили они свои роскошные волосы, украсили их цветами, надели на шеи, руки, талии и хвосты множество украшений из жемчугов, кораллов и иных драгоценностей, но встревоженными были их лица.
- О, Владыка, - молвили они, - узнали мы, что двое из нас попали в беду. Твой брат, вспыльчивый Владыка Молний, прогневался на них, заточил в образе животных, мерзких видом, и бросил посредь своих любимых сухих степей, куда наше племя почти не заходит. Однако ж не оправдался его коварный замысел, случайно заметили мы их во время дождя, редкого в тех краях. Поклялись они нам, что всегда любили тебя, Владыка Вод, и никогда не пытались сделать ничего дурного никому из твоих братьев. Ждали мы ждали, что Владыка Астап натешится своей дурной шуткой и сам исправит содеянное, но не дождались.
- Так где же эти несчастные? - Вопросил Владыка Унд. - Пусть сами говорят за себя.
- Отказались они идти с нами, - развели руками змеехвостые, - настолько стыдятся они осквернить твой взор своим отвратительным видом, что просили нас даже и не рассказывать тебе об их беде. Но разве ты не можешь, о, могучий Владыка, вернуть им их прежний прекрасный вид на расстоянии, не смущая их и не огорчая созерцанием уродства себя?
- Сначала я поговорю со своим братом, - решил Унд.
Не заняло это много времени. Умели божественные братья общаться друг с другом мысленно, но пожелал Владыка Астап, чтобы слышал его не только брат, но и жалобщики, поэтому явился пред ними сам. Странствовать очень быстро божественные братья тоже умели.
- Не произнесли те двое ни одного лживого слова, но все ж обманули. Виновны они не предо мной, а пред своим Владыкой, и когда я застал их на месте преступления, сами они просили меня наказать их, но спрятать от его гнева. И если, брат мой, ты обещаешь не наказывать их еще строже, я расскажу, в чем их вина, а если, выслушав, решишь простить – я сам сниму свои чары.
И рассказал Владыка Астап как застал тех двоих в образе Владыки Унда и прекрасной девушки.
Грозно сдвинул брови Владыка Унд.
- Конечно же, я не помилую их во веки веков! А теперь, какой кары ты хочешь для этих, - попятились в ужасе тут змеехвостые, задрожали, громко застучали их браслеты и ожерелья, - что пытались оклеветать тебя предо мной?
- Никакой. – Рассмеялся Астап. – Ибо не имели они злого умысла, а сами были обмануты. А что старались они помочь сородичам – это вообще достойно похвалы.
Тут бы все и разошлись тихо и мирно, и закончилась бы эта история, но, ободренная словами Владыки Молний, вышла вперед самая разукрашенная из найери.
- О, Владыка, - сказала она, - не слишком ли это жестоко? Пусть они расчесывались и наряжались без должного тщания, пренебрегали украшениями, танцам их недоставало грациозности, а речам - сладости, раз они не понравились тебе, но ведь со временем они могли бы научиться радовать тебя своим обществом.
Подивился Владыка Унд таким речам и ответил не сердясь, что наказал тех двоих вовсе не за это, а за обман. Опустили некоторые из пришедших глаза долу, но разукрашенная найери заговорила снова:
- О, Владыка, но ведь нам неудобно пребывать вне воды в своем истинном виде, поэтому мы часто превращаемся в людей. И никогда ты не говорил, что запрещаешь нам становиться синеглазыми черноволосыми женщинами, или молодыми охотниками, или даже подражать твоему столь любимому нами облику…
Нахмурил брови Владыка Унд и объяснил еще раз, что гневается на тех двоих за то, как они поступили с его синеглазой возлюбленной. Захлопала длинными ресницами найери, вплеснула удивленно руками, запрыгали искорки от перламутровых ракушек да блестящих каменьев, даже Унд с Астапом прижмурились.
- Но ведь главное в этом мире – красота! – Воскликнула она. – О, Владыка, тебе любезны попытки смертных создать прекрасное в меру их слабых сил, но ведь самые красивые и самые грациозные создания в этом мире – мы! И мы можем совершенствоваться бесконечно, тогда как век людей короток. Лишь миг их лучший танцор или лучший певец могут радовать тебя, Владыка, потом он станет бессилен и отвратителен на вид, а потом вообще переселится в мир иной. Даже их картины и статуи живут меньше, чем мы. Так зачем же нам задумываться об их нуждах и желаниях?! Наша природа велит нам быть радостными и беззаботными, так почему ж мы не можем расправиться с мельчайшей и ничтожнейшей помехой, когда она раздражает нас, и должны ждать и терпеть, пока ее краткое бытие не закончится само без нашего участия? А ведь жизнь смертных и впрямь так коротка, а в конце жалка и печальна, что укоротить ее еще немножко вряд ли можно считать дурным делом. А если эта мелочь пойдет во благо нам, самым прекрасным и совершенным созданиям, смертные должны гордиться такой участью…
Вещала она все упоенней и упоенней, наслаждаясь звуками своего нежного голоса, полностью уверенная в своей правоте. Все больше хмурился Владыка Унд, слушая прелестницу, и некоторые из пришедших с ней тоже нахмурились и опустили глаза. Не ждали они от подруги таких слов, и не по нраву они им пришлись. Другие же стояли неподвижно и смотрели на нее с восхищением. Третьи же поначалу тоже стояли и слушали, но потом стали беспокоиться, трогать ее косы и браслеты, поглаживать своими хвостами ее хвост, но она говорила и говорила, не обращая ни на что внимания. Наконец встал во весь рост Владыка Унд и сказал грозно:
- Даже я не в силах прибавить ума такому совершенству, как ты. Много горя причинишь ты людям, ежели еще не причинила, и воистину достойна присоединиться к своим подругам в степи. А те, что согласны с тобой, пусть станут твоими спутниками. Там и выхваляйтесь свой красотой и грацией друг перед другом.
Попятились от впавшей в немилость те, что пытались ее отвлечь, но вопросил их сурово Владыка Унд:
- Вняли ли вы моим речам, раз отступились от подруги, или вела вас какая иная причина?
Покрутили они хвостами, потрясли кудрями, позвенели браслетами, но не смогли солгать в глаза своему Владыке.
- О, Владыка, были мы во всем согласны с ее речами, но заметили, что тебе они не по нраву, и испугались твоего гнева.
Вмешался тут Владыка Астап, и сказал, что нехорошо наказывать за сказанное, и тем более только помысленное, так же сурово, как и за сделанное. Согласился с ним Владыка Унд, что превращать тех, кто превыше всего на свете ценит собственную красоту, в отвратительных тварей было б самым жестоким из наказаний. Превратил он тогда разукрашенную найери и тех, кто с восторгом внимали ей, в птиц с переливчатыми черно-серебряными перьями и нежным белым пухом. Их ожерелья и браслеты стали полосками ярких разноцветных перьев: алых, бирюзовых, оранжевых, цветы в волосах – вычурно вырезанными ярко-алыми гребешками и длинными «серьгами» под клювом. А других, кто отступился от нее только из страха – в птиц поскромнее, крапчато-серых, но тоже весьма милого вида.
И отныне по весне собираются пестрые красавцы и выхваляются друг перед другом. Распушают хвосты, трясут крыльями, надувают гребни, кружатся, важно переступая с лапы на лапу, под собственное болботание. При этом не смотрят они и не слушают один другого, да и вовсе ничего вокруг не замечают. Даже гибель сородичей, когда нападает на них дикий зверь или человеческий охотник, им нипочем. А может, мнит каждый из них в своей гордыне, что добычею становятся только жалкие и недостойные хвастуны, а уж их-то, прекраснейших и совершеннейших, никакой злодей, восхитившись, не посмеет тронуть. Скромные же пестрые птички смотрят на них издали, не берут их красавцы в свои танцы. Они-то издали замечают врагов, поднимают шум, машут крыльями, стараясь привлечь внимание танцоров, но, увы. Когда опасность уже близко, пестрые спасаются сами, оставляя соплеменников на милость охотников.
Говорят еще, что пришел как-то Владыка Астап посмотреть на эти танцы, покачал головой и пообещал, что если когда-нибудь робкие пестрые курочки и яркие глупые петухи побегут от опасности вместе или наоборот, вместе останутся и попытаются дать бой убийцам, чары спадут, и к бывшим найери вернутся их прежние способности. Но вот только ни разу такого не случалось.
Авторизирован

В жизни все не так, как на самом деле (С) Лец

Логика - замечательная штука, однако против человеческого мышления она бессильна. (С) Пратчетт
passer-by
Герцог
*****

Карма: 3994
Offline Offline

Пол: Жен.
сообщений: 7379


Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь


просмотр профиля
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #7 было: 24 Март 2015 года, 11:26:51 »

Замечательная легенда. И мне особенно понравились пёстрые робкие курочки. Добрые и милосердные. Улыбка
« Последняя правка: 24 Март 2015 года, 11:42:29 от passer-by » Авторизирован

Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем! (с)
Эго
Личный нобиль
*

Карма: 2
Offline Offline

сообщений: 2


Я есть Я


просмотр профиля E-mail
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #8 было: 30 Март 2015 года, 23:22:57 »

..хм..я какой-то не творческий, но молчать не умею - тергачи это аналог земных глухарей и их природное происхождение соответственное.

Что до метафизики...

Жил в стародавние времена - хотя уже после ухода в сторонку Четырёх - такой человек, как Терн Гач, и был он известен на всю округу тем, что пел очень уж хорошо. Точнее это Терн думал, что он поёт хорошо, и пытался "облагодетельствовать" своим пением всех девушек в округе. Да только, как петь начнёт, так ничего вокруг не слышит, да и восторга у окружающих его песни не вызывали. Только вот глупенькие девицы, те что ни к рукоделию ни к образованию не способные, отчего-то возлюбили его песенки, да ходили слушать, да подзадоривать, чтобы пел больше.
И вот кто-то однажды ругнулся на это безобразие именем Леворукого, а тот возьми, да и откликнись - пришёл Повелитель Кошек, усмехнулся, да и превратил Терна и его кумушек в первых тергачей - в назидание и ради собственного развлечения.

Вот как-то так оно и было  Подмигивание
Авторизирован
Tyler_Dale
Личный нобиль
*

Карма: 6
Offline Offline

Пол: Жен.
сообщений: 5


Лучший врач - патологоанатом


просмотр профиля
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #9 было: 31 Март 2015 года, 16:49:36 »

Жду историю, выступаю за всякое мероприятие, кроме голодовки, и признаюсь в любви к тому, что в обитаемом интернете зовется длиннопостом. А еще очень хочу чем-нибудь поделиться, как Петя Ростов, потому даже зарегистрировалась. Принимайте с миром

Версия материалистическая,  дедушке Дарвину и не снилось.
- Так не рыбы же! – Матильда Алатская.

Тергач – птица из семейства фазановых, отряда курообразных. (…) Выделение вида в самостоятельный условно можно отнести к периоду начала круга волн, в ходе искусственно стимулированных эволюционных процессов, а позднее - в зависимости от изменяющихся климатических условий. Изначально ареалом для прародителей тергачей служила южная оконечность сплошных лиственных лесов, занимавших большую часть территории современного Талига. Предположительно, приближенный к привычному вид тергачи обрели по причине искусственного скрещивания с экзотическими видами птиц, завезенными из Багряных земель на берега современной Гайифы. Полученный гибрид не оправдал ожиданий в плане удовлетворения эстетических потребностей (расчет был получить обладающую более сочным и глубоким тембром особь, а не источник перьев для оторочки туалетов), но превзошел все чаяния в отношении гастрономическом (мясо дичи оказалось более нежным и диетическим, чем у ее диких предков). Способные к воспроизводству гибридные самки, отбракованные за свою невзрачность, стали скрещиваться с дикими мужскими особями, превнося во внешний вид птенцов черты заморских сородичей. Новое поколение полученных таким образом самцов, уже способных оставить потомство, повторно использовалось в селекции, что привело к увеличению численности нового вида. Благодаря некоторым обстоятельствам, таким как появление потомства у считавшихся бесперспективными особей, полигамности, человеческому фактору и прочим, так же резко увеличилось количество неучтенных прародителей тергачей, впоследствии одичавших. С освоением все новых и новых земель и вырубкой лесов, началась вынужденная миграция диких особей на северо-восток, в места, где еще оставалась возможность выведения в достаточном количестве для сохранения вида потомства. Одомашненные предки тергачей, подвергаясь дальнейшим селекционным манипуляциям, выродились в невостребованную ныне породу средних по размеру птиц специфического окраса, слишком блеклых для салонных певческих представлений, и явно проигрывающих в тембре своим багряноземельским родственницам. У диких в наследство от ярких предков остался выдающийся окрас в ущерб способности к пению у мужских особей, женские особи никаких значительных внешних метаморфоз не претерпели (о голосовых качествах единого мнения составить не удалось по причине природной пугливости и осторожности самок). С миграцией на север связано появление у тергачей более плотного пухового покрова, а так же развития более мощного оперения на крыльях, ставшего необходимостью для более длительных перелетов из-за сокращения количества сплошных лесных массивов. Так же дикие особи, вынужденные приспосабливаться к неустойчивому климату, приобрели способность к накоплению не только мышечной, но и жировой ткани, что в дальнейшем значительно сказалось на их размерах. Одной из особенностей тергачей является их неспособность к различению звуков при токовании, вследствие которой взрослые мужские особи теряют способность своевременно реагировать на возникновение опасности. Это можно считать одним из факторов саморегуляции численности популяции, не позволяющим тергачам стать доминирующим видом в ущерб другим, а так же снижению риска остаться невостребованными у лучше способного к воспроизведению молодого поколения мужских особей по причине низкой численности рождающихся самок.

Версия фантастическая, возмжно, таки снилась автору.
Всю глубину тергачиной тупости Матильда постигла, когда адуанская троица с ходу уложила шестерых,- уважаемый автор.

В незапамятные времена, когда Четверо еще бродили по земле, а люди только начинали постигать величие Создателя, теми, кто распоряжался одной из самых больших ценностей, были тергачи. Они не владели ни золотом, за которое продавались и покупались города, ни водой, служившей разменной монетой для жизней в пустынях и степях, ни солнцем, что простирало и свои проклятия, и свои благословения повсюду, где обитали мятежные души. Что могло быть такого у тергачей, заставлявшего многих трепетать при виде маленьких, юрких пернатых, наделенных священными дарами мысли и речи?
Тергачи были теми, кто разносил вести. Их звонкие голоса проникали везде, подобно живительным родникам, утоляющим изнуренные самой жестокой жаждой земли, неся истощенному уму так необходимое ему знание. Вестники передавали слова покоя, утешения, надежды – такие нужные во всем сомневающимся испуганным неизвестностью людям. Во времена смут становилось больше слов боли и смерти, но им отчаянно сопротивлялись слова доброты и веры, и все их несли на своих крыльях посланцы-тергачи.
Что было, то прошло, быльем поросло, да в прах рассыпалось, но однажды тергачиная стая, стала разносить во все концы создателева мира, будто рушится все, и не будет ничего отныне. Будто Четверо исчезли без следа, Создатель свое творение проклял, да и Леворукому оно опостылело - мир людской бросили без стыда и боги, и демоны, и все, что ждет впереди, одно лишь отчаяние. Поднялся до небес горестный плач, который тергачам уж и передавать не надо стало – таких стенаний Кэртиана видеть не видывала. И на плач этот сбежались и Создатель, отдохнуть вздумавший, и Четверо, земными делами заняться решившие, и даже Леворукий на огонек заглянул.
Долго допрашивали тергачиную стаю, да вестники все знай об одном, слово в слово: Создатель-де, мир разлюбил, скоро миру конец и придет. Леворукий только плечами пожимал – не создателево то дело, труды свои прахом пускать. Тогда стали Четверо своих слуг спрашивать, не знают ли чего. Множество созданий опросили, да до истины так и не доискались – решили людей прежде успокоить.
Много времени с тех пор прошло, стали о тергачином проступке забывать, вновь им доверились и слова стали дарить, все добро и надежду с утешением, и тут к Анэму стылый ветер с дальних синих гор заглянул. Когда плач стоял и виноватого искали, ветер дремал в седых вершинах и все на свете проспал, а тут прослышал прошлым делом, и вспомнил, что носил, пока на горных пиках не упокоился.
Рассказал ветер, что слышал, как тергачиному вестоприимцу черная тень нашептывала, да все уговаривала, молила-убеждала, что ничего-де ему не будет, скажет один раз, да забудется все. Не подумал ветер тогда, о чем таком шептаться можно было, да теперь уж поздно сожалеть – дело сделано. Выслушал Анэм ветра, и к Создателю отправился.
Снова собрались все: и Создатель, и Четверо, и слуги их, и стая тергачиная, и даже Леворукий со всеми своими кошками из интереса появились. Спросили вестоприимца, с кем тот шептался и уговаривался, кто зло замыслил над миром. Перепугался тергач, когда снова его спрашивать стали, да все и выложил.
Обращалась к нему не тварь закатная, не тварь создателева, а Тот, кто миры поглощает, да на одной ступеньке с самим Создателем стоит, кого только и можно скрыть, так черной тенью. Торговался тергач долго с ней, вытороговался: обещала тень, что мир не проглотит, а так – пожует слегка, и все живы останутся. Слушал его Создатель внимательно, брови хмурил, Четверо, молча, стояли, кошки закатные глаза пораскрывали.
Говорил тергач долго и трудно, все по сторонам озирался, и слова не шли, и с речи сбивался. Замолчал вдруг, и тишина замерзла каменная. Молчали все. Наконец, решил Создатель.
С этих пор за глупость вестоприимца, за его сомнения, за его малодушие, лишаются все тергачи священных даров – мысли и речи - если уж не в силах понять, что злом, а что добром обернется. Больше не быть им вестниками, потому и нет им отныне нужды быть маленькими да проворными с голосами звонкими, что везде долетают. Не слышать им слова Создателя, потому им и слух не нужен. И не нужны им…
Но тут вмешался ветер. Умолил Создателя проявить милосердие, на Леворукого кивнул, у которого аж глаза драгоценными камнями от восторга блестят. Спохватился Создатель, поняв, что жестоко наказывает, да отступать уже некуда, и повелел тергачихам род блюсти и истину хранить, раз уж тергачам в этом отказал. А с Тем, кто миры поглощает, призвал Четверых разбираться – тех, кому по силам и ум и хитрость чужую преодолевать. А вскоре сам удалился, и слуг своих за собой забрал. А вот Леворукий сам ушел, хоть кошки его до сих пор по миру и бегают.


Раз пошла такая пьянка.
Нас до глубины души взволновала тема происхождения и существования тергачей, следствием чего явилось рождение такой небольшой зарисовки для походного театра.
Действующие лица:
Поэт восторженный непонятый обыкновенный (П) – предполагаемые исполнители: любой Окделл, младший Понси, Жермон Ариго доторкского периода, дедуля Эпине, при желании расширить список.
Скептически настроенный практик с ружьем (С) – предполагаемые исполнители: Валмон по вкусу, Шеманталь, Карваль, Матильда и прочие Савиньяки.

Занавес. Поляна, стоят П и С, из кустов взлетают чучела свиней в перьях.
П, эпическим голосом: Летели низко тергачи…
С, себе под нос: Наверное, к дождю.
П, восторженно, хватаясь за С и заглядывая ему в глаза: Я Вас не слышу, хоть кричи!
С, стряхивая руки П: Я лучше промолчу.
П, приглашающий жест аудитории: В них все прекрасно, господа!
С, доставая ружье из-за спины: Подходит слово: дичь.
П, в запале: Ах, формы! Перья из хвоста!
С, прицеливаясь: Не повод, чтоб постись.
П, закатывая глаза и хватаясь за сердце: Ах, грохот их могучих крыл!
С, выстреливая: Наш сыт, видать, поэт.
П, отчаянно озираясь по сторонам: Ох, кто-то птицу застрелил!
С, довольно: И рифмы свел на нет.
П, вдохновенно, с надрывом: Он жизнь жестоко оборвал…
С, сухо, констатируя факт: Надежда не сбылась.
П, в творческом экстазе, приближаясь к С: Создатель красоту призвал…
С, подставляя подножку: И прямо лицом в грязь.
П, со слезами на глазах: Не жить прекрасным трегачам
Зыркнув на С: Средь злобы и невежд.
С, подбирая птичью тушку: А я желудку дань воздам.
Обращаясь к П: Эй, ты! Идем-ка есть!
Аплодисменты. Занавес.
Авторизирован

Я бы сходила замуж за двух мужчин, да вот беда: один из них уже умер, а второго никогда не существовало
Tany
Россомахи
Герцог
*****

Карма: 5707
Offline Offline

Пол: Жен.
сообщений: 10077


И это пройдет!


просмотр профиля
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #10 было: 31 Март 2015 года, 17:11:19 »

 Смех Прелесть какая, эрэа Tyler_Dale Улыбка Особенно поэтическая дуэль.
Авторизирован

Теперь я понимаю очень ясно,
и чувствую, и вижу очень зримо:
неважно, что мгновение прекрасно,
а важно, что оно неповторимо.
Игорь Губерман
passer-by
Герцог
*****

Карма: 3994
Offline Offline

Пол: Жен.
сообщений: 7379


Я вольный воробей на ветке, от указаний отвернусь


просмотр профиля
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #11 было: 31 Март 2015 года, 17:56:42 »

Хорошо! Впечатлилась от версии фантастической.  Смех Бедный, бедный и несчастный Тергач. Доверчивый.  Смех
Авторизирован

Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем! (с)
Dreamer
Мастер
Герцог
*****

Карма: 3203
Offline Offline

сообщений: 4563


Арбалет - оружие труса!


просмотр профиля E-mail
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #12 было: 02 Апрель 2015 года, 01:05:51 »

Первое апреля закончилось и прием конкурсных гипотез закрыт, всем участвовавшим - большое спасибо  Улыбка
Результаты конкурса будут объявлены в воскресенье.

Тема не закрывается, желающие поделиться впечатлениями от выложенного могут по-прежнему в неё писать. Если вдруг еще у кого-то возникнет свой вариант тергачиной истории, то пожалуйста, но это уже будет вне конкурса.


Авторизирован

Печальный крик, крылом скользящий в пене,
Уходит в скалы, вверх, рождая волны,
Ветер умирает ...
prokhozhyj
Естествоиспытатель
Хранитель
Герцог
*****

Карма: 4371
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 8868


Без звериной серьёзности.


просмотр профиля WWW
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #13 было: 05 Апрель 2015 года, 20:06:35 »


Imho.

Эреа Dora Li. Классическая сказка на классичечкий сюжет. Очень симпатично Улыбка.
Эр Пришлый. Написано хорошо, но непонятно, проичём тут Волкодав история какая-то из совсем других краёв. Как будото бы совсем к другому пвссказу взяли и подверстали в конец фразу про тергачей. Ну, так выглядит.
Эреа Варвара-Красава. Стёб заценил Улыбка.
Эреа О. Краткая Научная Гипотеза, как она есть. Нет, честно, понравилось Улыбка.
Эреа Nicael. Ну, собственно, эреа Воробышек всё прочирикала Улыбка.
Эго. Так если Терн Гач песнями выхвалялся, то за что его наградили хвостом и лишили голоса?
Tyler_Dale. Селекционная гипотеза представляется мне несколько путанной. Если что, разбор по заявке Улыбка. Сказочная история ничего (немножко, на мой вкус, тяжеловата), стихи порадовали Улыбка.
« Последняя правка: 05 Апрель 2015 года, 22:39:41 от prokhozhyj » Авторизирован

Я повидал морское дно,
Оно печально и темно,
И по нему, объят тоской,
Лишь таракан ползёт морской...
Dreamer
Мастер
Герцог
*****

Карма: 3203
Offline Offline

сообщений: 4563


Арбалет - оружие труса!


просмотр профиля E-mail
Re: Конкурс "Происхождение тергачей"
« Ответить #14 было: 05 Апрель 2015 года, 22:18:32 »

Итак, результаты конкурса.

По мнению Хозяйки и группы бета-тестеров, наиболее убедительную и вписывающуюся в матчасть "фантастическую" версию представила Nicael

В "материалистической" категории жюри не может не оценить Истинно научную краткость и знание вопроса, продемонстрированные в версии, предоставленной О.

Дополнительный приз "За популяризацию в произведениях сценического искусства птиц, тергачами именуемых, с описанием их свойств и пользы, а так же за раскрытие отношения к оным различных социальных групп народонаселения Кэртианы" присуждается Tyler_Dale.

В качестве призов победителям и участникам конкурса предлагается следующее: каждый из вас может в данной теме назвать имя одного из персонажей и получить спойлерную фразу из "Рассвета", касающуюся его дальнейшей судьбы. Трое победителей имеют право назвать по два персонажа. Спойлерные фразы будут выложены в открытый доступ в этой же теме.

Администрация форума

Авторизирован

Печальный крик, крылом скользящий в пене,
Уходит в скалы, вверх, рождая волны,
Ветер умирает ...
Страницы: [1] 2 3 Печать 
« предыдущая следующая »
Перейти в раздел:  


Форум официального сайта Веры Камши | Powered by SMF 1.0.10.
© 2001-2005, Lewis Media. All Rights Reserved.
Рейтинг@Mail.ru