Официальный сайт Веры Камши
Автопортрет и не только Вторая древнейшая Книги, читатели, критика Заразился сам, зарази товарища Клуб Форум Конкурс на сайте
     
 

Поэтический конкурс "Роза Йорков -2004"

 

1

И опять пустота и опять не до сна,
И опять в голове возникает она, -
Вся разбита гражданской войною страна,
На Тюдора друзей и на Йорков.

Снова пашни несжаты, луга сожжены,
Брата нет у сестры, мужа нет у жены,
И багряным полита, в преддверье зимы,
Застывает ледовая корка.

Лед на душах людей, гром жестоких идей,
Речь за речью течет из военных вождей,
Словно вепрь, что бьется в тенетах сетей,
Умирает последняя доблесть.

Черный ворон на Англией стелет крыла,
Дым над садом, где некогда роза цвела,
А в полях зарастают бурьяном тела,
Тех, кто пал за свободу и совесть.

2

О последнем из Йорков пропой менестрель,
Ведь в умелых руках нет оружия острей,
Чем поющая арфа... Ну пой же, скорей!
Разруби мое горе аккордом.

Расскажи что он выжил, что просто в плену,
Что и дальше вести еще можно войну,
И заставить врага дорогую цену,
Заплатить за позор у Босворта.

Только что ты молчишь, будто голос пропал,
Спой мне так, менестрель, как никто не певал,
Спой мне так, чтобы я там как будто бывал,
Рассекая пространство и годы.

Почему ты молчишь и потупил глаза,
Неужели мне песню заменит слеза,
Впрочем, ладно, - пусть лучше поет мне гроза,
Поминальную сагу погоды.
                                    (с) Алаварус

* * *

Холм

Сквозь гранитные плиты развалин
Слишком долго растёт трава.
Там, где зАмки башни вздымали -
Пролетит ночная сова...

Только - холм. Но, гранитной глыбой
Разрывая земли бока,
Волокли его под лавиной
Злые айсберги ледника!

Здесь он врос. Проносились мимо
ЗАмки, крепости и форты...
Он же - вниз уходил незримо,
Продавив земные пласты,

Без следа. ДорОгой проторенной,
Под базальтовым грузом лет -
В никуда погружалась История,
Обрастая мохом легенд!

Никого... Стебелёчком тонким
Разбивая и дёрн, и гранит -
Неприметный цветок Камнеломки
Любопытной звездою горит.
                                    (с) Алькор

* * *

Откровенный разговор

(Действующие лица: Герцог, Барон.)

Герцог: "Сударь, Вы всё ещё храните верность этому ничтожеству?!"
Барон: "Верность?? Что Вы, монсиньор..."

Что Вы, монсиньор, помилуй Бог!
Знаю - наш король не стОит верности.
От него сейчас сбегут, наверно, все -
Кто остался. Ну, и что с того?

Я уйду. Но, право же, не к Вам.
И не потому, что Вы - "такой-сякой"...
Просто потому, что есть закон такой:
Можно уходить - но не к врагам.

Что Вы, монсиньор, Вы мне не враг!
И от дружбы с Вами лишь в пол-шаге мы,
А причины ссоры до того смешны...
Рад бы дать присягу - да никак.

К сильному - не дОлжно уходить.
Нет резона - подчиняться слабому.
Разве что - и сильному, и правому...
Только - где ж такое может быть?!

Так что, извините, сударь мой -
Выбирать мне, верно, не приходится!
Трудно Вам со мною, так уж водится...
Но ещё труднее мне - с собой.

Что Вы, монсиньор, помилуй Бог...
Лучше бы Он выжить Вам помог.
                                    (с) Алькор

* * *

На 22 августа...

Сквозь августа дурман и сон
И пряный аромат колосьев,
Как предназначил ход времен,
В который раз проглянет осень.

Дождь беспросветною стеной,
Последняя неделя лета...
Мне кажется, что не со мной,
А с кем-то происходит это.

Давно забыт бумажный лист,
Исписанный до половины, -
Я слышу стрел летящих свист
И вижу Босворта картины...

Все в прошлом. Это - свершено,
И измененья невозможны -
Легли костяшки домино...
К чему надежды? Они ложны...

Вновь пальцы теребят бокал:
Вино и память - как же горько...
Помянем, братья! В битве пал
Наш Ричард Глостер, дома Йорка...
                                    (с) Маркиз

* * *

Нечто вроде размышлений Ричарда...

Не отступать, о нет, не отступать...
Уж лучше смерть, чем вечные укоры
Злой совести, пустые разговоры,
Что было бы, когда бы время - вспять...

Судьба и королевство на кону,
Но разве в час решающий покину,
Друзей, надежно прикрывавших спину?..
Мне присягнувших я не обману...

Казалось, что исход был предрешен...
Никто из нас не брал в расчет измены...
У предавшего раз - душа гиены,
Но тот, кто предан, тот не побежден.

За все, что сделал заплачу сполна,
Приду на Суд Господень без испуга...
Как?.. Жизнь купить ценою смерти друга?..
Такая жизнь и даром не нужна!..
                                    (с) Маркиз

* * *

По спинам окровавленных камней
Безумной рысью простучат копыта,
Но и в предсмертном ржании коней
Нам слышалось: "Все кончено - разбиты"...

Так будь навеки проклята, война!
Нет короля, а, значит, нет и цели...
Тяжелой ношей нА сердце вина,
Вина за то, что сами уцелели...

Мы все-таки прорвались... Так, вперед!
Быстрее птиц летите, наши кони...
Стекает по спине холодный пот,
И сердце стынет, чувствуя погоню...

Судьба хранила, но не сберегла...
Что ж, даже Бог порой небезупречен...
Меня мишенью выбрала стрела
И мокрая земля летит навстречу...
                                    (с) Маркиз

* * *

Павшие при Босворте

Мы вернемся - травой из-под снега, слезой из-под век,
Мы вернемся - неведомым ветром в пронзительном сне...
Мы легли в эту землю и сделались ею навек -
Это наши улыбки цветут на лугу по весне!

Мы земля - черный щит от любой клеветы,
Мы - заслон от вранья, лихолетья и грязных вестей.
И, не ведая смерти, горят белизною цветы -
Это молодость наша сияет гербом на щите!

Наш погубленный смех оживает биеньем струны,
И дыхание наше вливается в шепот листвы...
Мы исполнили долг - и с победой вернулись с войны,
Вопреки безвремЕнью - с победой: ведь мы - это вы!
                                    (с) Эла

* * *

По небу Босворта

По небу Босворта в разлом закатных облаков
Летели птицы - всё клином на восток.
И крылья дрожали в мареве слез,
Но воин убитый подняться не мог.

Смешались в грязи и друзья, и враги.
Клинок через сердце до самой земли.
Забыты мы Богом, забыты людьми,
Кровавой рекой смыло наши грехи.

Распахнута пропасть – открыты глаза,
И в них отразилась простая душа.
За мирную жизнь и за жизнь короля
В сражении вечном застыла она.

А где-то далёко в простом очаге
Горит огонек, служит верной жене,
Отныне одной ей идти по земле,
И муж не вернется – погиб на войне.

В другой стороне на захваченном троне
Само вероломство в кровавой короне
Вещает о праве своем и о новом законе.
Во век не отмыть вероломству ладони.

Лишь там, где седая трава проросла,
И белая роза, как в небо стрела,
Могила с простым перекрестьем клинка,
Покой, тишина и навечно весна.
                                    (с) Мяука

* * *

Не зови ты его, не зови…

                  Ричарду III Йорку и сражавшимся рядом с ним

Сталь о сталь в безмолвии раскаленном,
Только в памяти августа пыль.
Как кинжал, словно нерв оголенный,
В сердце сказка… А, может быть, быль?!

Глаз душа в забрала закована,
Крики птиц над моей головой,
Нам могилы уже уготованы,
Нам пора бы проститься с тобой.

Мы отдали истории головы,
Чести, жизни и даже молву,
Но оставьте хотя бы волю нам
Умереть, как и жить, в строю.

И не бейте нам в спины, рыцари,
Мы за это не сможем простить,
И покой тогда не приснится нам,
Вам же с этим придется жить.

Сталь о сталь, опять, как проклятие,
А на латах солнце в крови.
Нет молитв, на губах лишь заклятие:
Не зови ты меня, не зови…

И о клетку панциря души бились,
Крича на земле и устав убивать,
Нам победы больше не мнились,
Что случится потом, нам не знать.

На рассвете проститься с милыми,
В полдень небо с землей позабыть,
На закате война опостылая
Нам прикажет больше не жить.

Ночь обнимет холодным саваном,
Время память людскую сотрет,
Отпевать скоро будут ладаном,
Наших звезд уже не взойдет.

Сталь о сталь, не прощание, не прощение.
Не успели мы все отлюбить.
Только в смерти нашли утешение:
Не зови ты нас, не зови…

И последняя капля жизни,
Нет, последняя капля вина.
Железо в сердце, видишь?
Это верности нашей цена.

Мы умели за слово ответить
И теперь умирать так легко,
Ведь закатное солнце осветит
Новый путь, что ведет далеко.

Шаг за шагом – мы снова в строй,
Друг за другом – в плен никуда -
Так судили нам Боги с тобой,
Начертала красотка Судьба.

И мы выпьем за тех,
кто нас так «честно» победил,
За Белые Розы в крови.
Не простили их мы,
Ричард всех бы простил:
Не зови ты его, не зови…
                                    (с) Мяука

* * *

Исповедь ветерана Босворта

Черт возьми, мы не ждали смерти,
Мы пришли за победой, к славе.
Только этот бой, уж поверьте,
Нас – унизил, врагов – прославил.

Поросла небылыицей правда,
И истерся с меча след крови…
- Эй, трактирщик, мне выпить надо!
И осекся, нахмурив брови.

Мы за деньги сражались шибко,
А они…за страну умирали.
Эх! Исправить бы ту ошибку!
Только…жизни второй не дали.

Вот теперь заливаю пойлом
То, что совесть забыть не может.
Мог король умереть достойно!
А предатель уже не сможет.
                                    (с) Лисса д'Арнэ

* * *

Королю

Перед королем колени преклоню.
Был закат, но не было рассвета.
Разве я хоть что-то изменю
В Босвортском бою в начале лета?

Мне бы меч, и в бой – спина к спине…
Женщин, правда, в воинство не брали.
Пусть чужому королю, в чужой стране,
Я отдам посмертно долг печали.

А еще я постараюсь жить
Так, как жил Король и умер Рыцарь!
(Усмехаясь) Мне бы не забыть,
Не привыкла я идти на принцип.

Перед королем колени преклоню.
Мы должны ему за память и за веру.
И за то, что нам в своем бою
Он послужит мужества примером.
                                    (с) Лисса д'Арнэ

 

 
 
Iacaa
 
Официальный сайт Веры Камши © 2002-2012