–Ю—Д–Є—Ж–Є–∞–ї—М–љ—Л–є —Б–∞–є—В –Т–µ—А—Л –Ъ–∞–Љ—И–Є
–Ю—Д–Є—Ж–Є–∞–ї—М–љ—Л–є —Б–∞–є—В –Т–µ—А—Л –Ъ–∞–Љ—И–Є
–Р–≤—В–Њ–њ–Њ—А—В—А–µ—В –Є –љ–µ —В–Њ–ї—М–Ї–Њ –Т—В–Њ—А–∞—П –і—А–µ–≤–љ–µ–є—И–∞—П –Ъ–љ–Є–≥–Є, —З–Є—В–∞—В–µ–ї–Є, –Ї—А–Є—В–Є–Ї–∞ –Ч–∞—А–∞–Ј–Є–ї—Б—П —Б–∞–Љ, –Ј–∞—А–∞–Ј–Є —В–Њ–≤–∞—А–Є—Й–∞ –Ъ–ї—Г–± –§–Њ—А—Г–Љ –Ъ–Њ–љ–Ї—Г—А—Б –љ–∞ —Б–∞–є—В–µ
     
 

—трасти по Ѕеовульфу
или опыт универсальной архетипизации √еро€
в трехмерном пространстве

(эссе по мотивам к/ф «Ѕеовульф» «емекиса)

«Ея, воин ЅеовульфЕ»
(«Ѕеовульф», эпос германских народов)

≈сть сюжеты скоропорт€щиес€, которые не живут и суток: откупорил-выпил-выбросил.

≈сть сюжеты со сроком годности: откупорил-выпил-положил в холодильник на полочку-выбросил через мес€ц.

≈сть сюжеты вечные, без срока хранени€ и вс€ких там «best before». ќни не нуждаютс€ в ментальных рефрижераторах и вакуумных упаковках когнитивного резонанса. — возрастом они станов€тс€ только лучше, как хорошее вино. Ѕеовульф – один из таких сюжетов.

Ќаверное, таким люд€м, как автор этих строк, нельз€ довер€ть написание опусов по вечным сюжетам – бодливой корове, как известно, Ѕог рогов не дает. ћы слишком пристрастны. Ќекоторые фразы из эпоса нам хочетс€ повтор€ть по много раз в день, ибо те справедливы не токмо дл€ частных случаев, но и «in general».

 ишела нежить,
гроз€ мне погибелью
в бурл€щей бездне,
но € поганых
мечом любимым
учил, как должно!
Ќе посчастливилось
злобной несыти
мной поживитьс€,
плотью лакомой,
пищей пиршественной в глубоководьеЕ
—удьба от смерти
того спасает,
кто сам бесстрашен!

Ёто хочетс€ повтор€ть и повтор€ть, как мантру.  стати, как вы€снилось, выражение: «—удьба от смерти того спасает, кто сам бесстрашен», – это и есть что-то вроде мантры древних германцев. ѕо их пон€ти€м, те, кто не обречен —удьбой к смерти, должны в минуту испытаний про€вить характер – и тогда —удьба будет к ним благосклонна. Ёто что-то типа нашей пословицы: «Ќа Ѕога надейс€, а сам не плошай». »ли вот еще замечательный отрывок:

Ќе властен смертный
спастись от смерти:
ему, гонимому
—удьбой, открыта
одна дорога –
в приют, готовый
прин€ть земное
души вместилище
на ложе смерти,
где сон последний –
отдохновение
от буйного пиршества.

∆изнь как буйное пиршество. «амечательное сравнение! Ќу а это – вообще шедевр:

Ѕеовульф молвил,
потомок Ёггтеова:
«ћудрый! не стоит
печалитьс€! Ц должно
мстить за друзей
,
а не плакать бесплодно!
 аждого смертного
ждет кончина!
пусть же, кто может,
вживе заслужит
вечную славу!
»бо дл€ воина
лучша€ плата –
пам€ть достойна€!
¬стань же, державный!
Ќе врем€ медлить!...»

¬ этом отрывке заключена главна€ заповедь древнего германца, а заодно и его потомков – напоминаю отечественному зрителю, что первый правитель –уси, некто –юрик (слышали о таком, да?), на самом деле был –ориком ётландским, датским конунгом, плотью от плоти и кровью от крови персонажей «Ѕеовульфа». Ќаши –юриковичи тоже оказались что надо реб€ты, не лыком шиты. Ѕеовульфовы доблести им были вполне близки и пон€тны – на каком-то этапе, впрочем.

 стати, совершенно напрасно про Ѕеовульфа говор€т, что он, дескать, стремилс€ только к славе и вообще – не слишком-то привык напр€гать голову. Ёто не совсем так – вернее, не может быть так. √лупый и тщеславный человек вр€д ли бы одолел √рендел€ и его мать, а потом и ƒракона, и много еще кого. Ќе стал бы он и конунгом – конунг это вам не депутат какой, понимать надо! ¬ монологе Ѕеовульфа – вовсе не стремление к сиюминутной славе, а констатаци€ непреложного закона жизни и желание соблюсти его и прожить жизнь достойно, дабы в конце не было мучительно больноЕ за истраченные на экранизацию деньги спонсоров.

¬прочем, мы отвлеклись. —ей опус был задуман как рецензи€ на нового «Ѕеовульфа» «емекиса и  о, однако уже с первых строк автору стало €сно, что одним только фильмом дело не ограничитс€ – слишком уж глубоки эпические аллюзии, слишком уж широки архетипические аллегории, слишком уж буйно колос€тс€ вневременные ассоциации. »гнорировать их – это все равно, что пытатьс€ постичь все величие китайской стены, рассматрива€ под микроскопом только один вывалившийс€ из нее кирпичик: он, разумеетс€, ценен, но стенаЕ ≈е из космоса видно! » дело здесь не только в нарочито архаичной и то же врем€ – постмодернистской картинке, но и в двойном... нет – в тройном дне фильма. “о есть – форма, особливо спервоначалу, вроде бы вполне себе классическа€, но содержание чем дальше, тем больше напоминает матрешку: ты откупориваешь верхнюю оболочку – а под ней притаилась еще одна, и еще, и еще... “анец семи покрывал.  анонический сюжет сперва дает неканоническую проекцию, а ближе к концу – еще одну, филосовско-мистическую.

»так, не будем, подобно знаменитому датскому пиву, коим потчевал ’родгар своих гостей в ’еороте, растекатьс€ по дну котла. ћы пришли в кинотеатр, надели специальные очки – это дл€ тех, кто дошел до 3D-зала (любители спецэффектов, не надейтесь – про новые технологии, использованные в фильме, € ничего не буду писать, хот€ эти технологии довольно хороши и по-своему даже символичны), откупорили пробки от бутылок во врем€ рекламы, и вот – пр€мо перед нами, одна за другой, под неверо€тную музыку, котора€ будет еще потом долго преследовать нас, медленно по€вл€ютс€ из тьмы веков тускло си€ющие буквы: Ѕ≈ќ¬”Ћ№‘.

1. Ѕеовульф и миф: круг первый

ƒракон. Ёй, Ћанцелот! √де ты?
«вон меча.
ƒракон.  то посмел ударить мен€?!
√олос Ћанцелота. я, Ћанцелот!
(≈вгений Ўварц, «”бить дракона»)

—перва два слова о самом эпосе. ќ нем написано немало, существует даже т.н. беовульфоведение – но при этом точной информации не так уж и много. «аписан сей замечательный эпос германских народов был где-то в ’ веке на территории современной јнглии, на староанглийском €зыке. Ёто уже само по себе – повод дл€ литературоведческих изысканий, но мы не будем в них углубл€тьс€. Ѕезым€нный переписчик вставил в канонический текст и кое-что от себ€ – в основном это св€зано с христианством – что и позволило эпосу сохранитьс€ в последующие, м€гко говор€, не слишком дружелюбные к €зыческому наследию годы. —одержание эпоса далеко не христианское. ƒа и откуда ему такому вз€тьс€! ќсновные действующие лица – Ѕеовульф, ’родгар, их предки и потомки, конунги ƒании и Ўвеции – это некие исторические личности, жившие в самые что ни на есть “емные века (V-VI вв. н.э.). –елиги€ у них была «малость» отлична€ от христианства. ¬ерили они в ќдина, “ора, ¬алгаллу и –агнарЄк с вариаци€ми. ѕо правде сказать, все норманны в те поры поголовно были €зычниками – ну да ладно, это уже не основной вопрос философии «Ѕеовульфа».

—перва на экране мы видим привычный сюжет, знакомый нам по тыс€че других больших и малых эпических форм. ¬ тридев€том царстве, в тридес€том государстве, у славного конунга данов ’родгара стр€слась беда – повадилс€ к немуЕ в огород, то есть – в ’еорот нектоЕ Ќет, не жар-птица, и не чудо-юдо рыба-кит, а мерсссска€ тварюга по прозвищу √рендель. Ўалит сей зверь невиданный, употребл€ет в пищу дружинников королевских, которые, в свою очередь, сами собрались было вкусить плоды своих праведных и не слишком трудов в палатах царских, ’еоротом прозванных. ¬от как оно бывает: собрались люди откушать, откупорили бутылочки с пивком – ан и сами стали едой. » наблюдаетс€ така€ трагическа€ убыль датского народонаселени€ ажно 12 лет. –азные герои «забивают стрелку» с √ренделем – да только все они старани€ми монстра превращаютс€ в субпродукты второй свежести. «акручинилс€ конунг ’родгар. ј и тут как в сказке – летит к нему на корабле с парусами дорогой китов смелый вит€зь Ѕеовульф со дружиною отважною – на подмогу. –ррраз! – и голыми руками одолел богатырь чудище прокл€тое. ƒввва! – и порубал мечом-кладенцом нежданно-негаданно объ€вившеес€ второе чудище, омерзительную гренделеву родительницу. Ќу тут и пир на весь мир, и богатые дары царские герою положены да всей его дружине верной. “ррри! – и побеждает вит€зь Ѕеовульф дракона, но падает оземь, смертельно раненный. “ут ему и вечную славу поют.

Ёпический канон в фильме соблюден на совесть. я бы даже сказал – очень бережно, особливо ежели учитывать, как с ним порой поступают в √олливуде. ¬сю первую часть зритель видит знакомый ему с детства эпос, разбавленный черным юморком «ниже по€са», €дреными спецэффектами и намеками на в€лотекущий постмодернизм.  ак говоритс€, ничто не предвещало бедыЕ „естно говор€, эту первую эпическую часть фильма автор насто€щего опуса смотрел с некоторым опасением. ≈сли бы создатели фильма продолжили в том же духе – он бы ушел из зала. Ќо Ѕеовульф оказалс€ не лыком шит.

ѕару слов о постмодернизме. ќн довольно сильно бросаетс€ в глаза на фоне мрачно-эпических картин датской действительности. ѕри всей нарочитости оных картин, динамика действи€ вполне современна. √ерои говор€т так, как говор€т современные люди, € бы даже рискнул предположить – не слишком почтенного возраста. √ерои порой даже не говор€т, а как будто декламируют заранее выученные речевки. Ќу почти как на предвыборном митинге молодежного движени€ «Ќе наши», а то и на съезде более серьезных представителей лесной фауны. «я – Ѕеовульф, и € убью вашего монстра! ¬се на выборы! я убил монстра! √олосуйте за стабильность и преемственность курса!» ¬се это близко и пон€тно современному русскому человеку и сразу же начинает восприниматьс€ правильно – как иномирова€ политтехнологи€, контрабандой просочивша€с€ в эпический строй V века.

ќбращают на себ€ внимание и довольно откровенные (в пр€мом и переносном смыслах) цитаты из «ќстина ѕауэрса». Ѕеовульф, как и супер-агент ќстин, имеет довольно экстравагантную привычку устраивать стриптиз, причем у Ѕеовульфа сеансы оголени€ приход€тс€ аккурат на минуты перед сражением. Ќо не радуйтесь раньше времени – тема члена в фильме не раскрыта, его все врем€ типа «случайно» что-то прикрывает. —очна€ цитатка.

Ќе остались незамеченными и мелкие «шпильки» в адрес Ѕеовульфа – особенно со стороны провокатора-”нферта в контексте его россказней о сост€зании в плаванье Ѕеовульфа и Ѕреки. ¬ эпическом варианте все довольно просто: отча€нно завидующа€ славе Ѕеовульфа зараза-”нферт ставит под сомнение беовульфовы доблести, но легендарный √ерой легко выходит из щекотливого положени€ – да, он и вправду проиграл сост€зание в плавании с Ѕрекой, но на то была уважительна€ причина (подтвержденна€ справкой из поликлиники по форме 086-”), ибо в момент финального заплыва (а всего длилс€ оный п€ть суток) на него напали морские драконы в количестве ажно дев€ти штук, которых он доблестно нашинковал на азу по-татарски. “ушки вынесло к финскому берегу – можете проверить по описи. ‘ильм почти дословно повтор€ет эпос, но этот момент показан так напыщенно, так пафосно, что невольно закрадываетс€ подозрение, что нам хот€т повесить лапшу. ќна€ лапша в момент материализуетс€ на ушах одной-единственной репликой ¬иглафа – мол, в прошлый раз драконов было всего три штукиЕ

Ќо самый сильный постмодернистский угар – это плейбоевские формы вышагивающей на шпильках(!) по воде (!) јнжелины ƒжоли, гренделевой родительницы и самой роковой женщины всех времен и народов. “ут-то и закралось в автора этих строк подозрение, что не все так просто в сем эпосе.  акой-то онЕ не совсем и эпический. » вот настало врем€ „е: вместо того, чтобы зарубить – нет, не мерсссскую старуху-ведьму, а прекрасную ƒжоли с си€ющим во тьме золотым телом – Ѕеовульф совершенно безответственно сливаетс€ с ней в жестком сенсорном контакте. “ак-так, товарищ Ѕеовульф, – подумалось мне, – а теперь нам покажут, как оно всЄ было на самом деле.

2. Ѕеовульф и антимиф: круг второй

√енрих. я плохой оратор, господа, и боюсь,
что буду говорить несколько сумбурно.
√од назад самоуверенный проходимец
вызвал на бой прокл€того дракона.
—пециальна€ комисси€, созданна€ городским
самоуправлением, установила следующее –
покойный наглец только раздразнил покойное
чудовище, неопасно ранив его. “огда бывший
наш бургомистр, а ныне президент вольного
города героически бросилс€ на дракона
и убил его, уже окончательно,
совершив различные чудеса храбрости.

јплодисменты.
√енрих. „ертополох гнусного рабства был с корнем
вырван из почвы нашей общественной нивы.

јплодисменты.
√енрих. Ѕлагодарный город постановил следующее:
если мы прокл€тому чудовищу отдавали лучших
наших девушек, то неужели мы откажем в этом
простом и естественном праве нашему
дорогому избавителю!

јплодисменты.

(≈вгений Ўварц, «”бить дракона»)

ќ, этот фильм не обманывает ожиданий! √де-то со второй части начинаетс€ насто€щее интеллектуальное пиршество – дл€ истинных гурманов, разумеетс€. Ёто тот самый случай, когда аппетит приходит во врем€ еды. Ќе обращаешь уже внимани€ ни на необычную картинку, ни на постмодернизьм голимый, ни на шутки ниже по€са. јнтимиф – это вам не баран чихнул! Ёто детектив и триллер в одном флаконе, да еще и на тучной датской, то есть эпико-исторической почве. „ем дальше – тем интереснее.

¬от Ѕеовульф возвращаетс€ в ’еорот из пещеры ведьмы, кидает на пол голову √рендел€ и во всеуслышание объ€вл€ет, что разделал его и его зловредную мамашку по отрубам.  рики, вопли, восторг, п€тилетка в три года и —лава  ѕ——! “олько ехидного зрител€ не обманешь. ќн-то уже дотумкал, что перед ним антимиф, или как его еще называют – «серый миф». ¬ роли знаковой фигуры выступает ’родгар, конунг датский. ќн следом за зрителем не верит Ѕеовульфу. ≈сть ли у него на это основание, мистер ‘икс?  онечно есть, мистер ‘икс! ќн, например, не забыл, что вместо уродливой старухи в пещере поджидает своих жертв сексапильна€ ƒжоли – он-то ее не смог запам€товать, как, впрочем, и убить. Ќе смог и Ѕеовульф – значит, он следующий на очереди, ведь пам€ть у него получше, чем у дедушки-’родгара. «“еперь это не мое прокл€тиеЕ», – сказал ’родгар, шагнув с высокой башни вниз, на острые прибрежные скалы. —лышишь, Ѕеовульф – теперь это твое прокл€тие, тебе теперь холить и леле€ть его в своем сердце. » когда морские волны унос€т тело старого конунга, антимиф поворачиваетс€ к лесу задом, а к зрителю – передом, во всей своей зловещей красе. ѕравда, подобно голой женщине, без покровов сей антимиф не очень-то и привлекателен.

» вот, в контексте этой горькой правды Ѕеовульф оборачиваетс€ вовсе не эпическим вит€зем с прокл€тием на челе, а шаромыжником вульгариус. ј еще вруном, при помощи грамотного пиара раскрутившим свою сомнительную биографию. Ќет, внутри зритель где-то понимает, что это не так, что это не может быть так – иначе все вокруг сплошна€ ложь и обман. ƒа, порой Ѕеовульф «добавл€ет» себе подвигов и «усугубл€ет» их, но это далеко не банальное хвастовство ради хвастовства. ѕо большей части Ѕеовульф стебетс€ над публикой, мифилогизировавшей его скромную персону, ну и над самим собой – раз дожил до такого, причем сей стеб довольно-таки черного оттенка.

“акоже нужно помнить, что все эти речевки Ѕеовульфа вполне себе входили в тогдашний норманнский воинский ритуал: перед сражением противники старались сокрушить друг друга грозной похвальбой, дл€ которой в древнеанглийском даже было специальное слово. » потом, по традиции, германский воин хвалилс€ не тогда, когда шел с сечи, а когда шел с нее. Ќу обычай такой был, в цел€х подн€ти€ боевого духа. ј потом, после битвы – чего его поднимать, этот дух, когда враг и так уже отправилс€ в светлые валгалльские угодь€? ƒекламирует Ѕеовульф свои похвальбы будто по заученному заранее тексту, не всегда вника€ в смысл – он даже не может толком запомнить, сколько там змеев ему приписали. ƒа и зачем оно ему? –аз придумали миф и хотите его кушать – кушайте! –аз пипл хавает, нужно его кормить – пусть даже собственной плотью и кровью. ѕипл хочет чуда – он его получит. ј уж какой ценой – пиплу это разве интересно? Ќичего не напоминает? »нтересно, что нашлись и такие, кто сказал – «да, Ѕеовульф и в самом деле обычный хвастун и ничего более». «—ерый миф» весьма легко протаптывает себе дорожку в сердца людские.

» вот так, двига€сь по сюжету в обратном направлении, начинаешь выискивать в нем зацепки – те, что минами замедленного действи€ были заложены создател€ми фильма дл€ того, чтобы однажды взорвать эпос изнутри и вызвать в нем процессы необратимого полураспада. ¬от, например, старина ’родгар, «муж безупречный», эдакий падре фамили€, архетип отца-«кольцедарител€». — какого перепо€ стал он вдруг конунгом данов? ”бил дракона, говорите? ¬от то-то же! ѕодобно Ѕеовульфу он некогда убил монстра, порожденного предыдущими поколени€ми королей, дабы самому влезть на трон и надеть на себ€ злосчастную корону. Ќо это бы еще ничего, на самом деле его де€ние гораздо хуже – по ходу дела он вступил вЕ э-э-эЕ интимную св€зь в драконовой родительницей, плодом чего стало не только его царствование, но и «горький плод любви несчастной» – √рендель. Ќа оную порочную св€зь и намекала юна€ королева ¬альхтеов, откровенно продинамив «мужа безупречного» в постели.

ѕолучаетс€, что на Ѕогом забытых датских почвах порочна€ св€зь с демоницей с предшествующим убиением ее отпрыска от предыдущего конунга-сожител€ и последующим производством на свет очередного мутанта, сочетающего в себе начала человека и монструозной сучности – это необходимое условие вступлени€ во власть, своего рода инаугураци€. Ќеладно что-то в датском королевстве! ќх неладно! ќднако Ѕеовульф своим примером полностью подтверждает эту теорию. —перва он убивает √рендел€ – отпрыска ’родгара и демоницы, потом отправл€етс€ на разборки с самой демоницей и вот тутЕ “ут и порылась сама€ толста€ собака. √ерой должен убить монстра, за этим он и пришел в пещеру, за этим он вообще существует. Ќо √ерой отказываетс€ делать то, что велит ему его героическа€ природа. ќн отказываетс€ убивать монстра, наплевав на законы мифа. » тогда миф выворачиваетс€ наизнанку – и мстит √ерою. Ёто € и называю антимифом.

¬се ведь было не так, совсем не так, как написано в дошедшем до нас манускрипте ’ века, правда? ќтражающеес€ в расплавленном металле иста€вшего под пальцами ƒжоли меча страстное сли€ние √еро€ и ƒемона диктует свои услови€ мифу. ƒемоница обещает, что слава √еро€ никогда не померкнет? “ак вот вам и слава, живуща€ в веках, вот он и эпос о Ѕеовульфе. —мекнули? ¬ полной гармонии с сероватыми ландшафтами антимифа эпос о Ѕеовульфе – это не повесть о том, что было на самом деле, хот€ фактические обсто€тельства могли и впр€мь соответствовать псевдогероическому чтиву. Ѕеовульф действительно был √ероем, он победил морских драконов и √рендел€. “олько вот легенда о нем – это искаженна€ иномировой сущностью правда, которую после этого и правдой-то не особо назовешь. Ќо это и не ложь. ЁтоЕ серый миф.

ƒоговор с матерью √рендел€ – это практически договор с дь€волом. ѕодписываетс€ он даже не кровью, а несколько иным генетическим материалом. —ем€ в плане продажи души темным силам куда хуже, чем кровь. ‘ауст заключал ƒоговор не от хорошей жизни, ему было не слишком-то при€тно резать себе вены и пускать кровь – Ѕеовульф же не только отреагировал на предложение ƒжоли со вполне пон€тным интересом, но и умудрилс€ получить от заключени€ ƒоговора ни с чем не сравнимое удовольствие. ’ех! Ѕеовульф молод, силен и гор€ч, природа требует своего – в отличие от в€лотекущих ухаживаний пенсионера-‘ауста. ќ том, что именно от Ѕеовульфа требуетс€, ему недвусмысленно сообщаетс€ в его утреннем эротическом видении, когда он единственный остаетс€ в живых изо всех ратников, которые назюзюкались накануне в ’еороте. ќн и в ведьмину пещеру приходит совсем «тепленьким» – даже одежку сн€л по обыкновению, чтобы, значит, не мешалась в самый интересный момент. ƒемонице нужна не физическа€ смерть √еро€ – скорее, его духовна€ погибель. Ќо не только смерти жаждут монстры. ќни жаждут и жизни – искаженной, какой они себе ее представл€ют. ¬едьме нужны были сильные люди, герои – чтобы продевать свою инфернальную жизнь за их счет.

Ќекоторые зрители восприн€ли сли€ние героической и демонической сущностей всерьез, после чего разразились возмущенными криками: « ак узрели эти ваши викинги сиськи – так сразу и забыли про все своЄ геройство из цикла «нас на бабу промен€л». ј вот не пон€ли эти граждане всей прелести момента. ћамашка-то гренделева – она не сиськами, она другим брала. ƒемоница – в большей мере аллегорический образ, нежели другие персонажи. ƒа и речь там у них с Ѕеовульфом (как и с его предшественниками, кстати) шла не о банальном соитии, а о сакральной церемонии получени€ власти, инициации √еро€ и превращении его в  орол€ всех времен и народов опосл€ убивства монстра. ѕосему и соблазн€ет демоница всех этих вит€зей печального образа не своими женскими прелест€ми (хот€, признаемс€, у јнжелины они в ассортименте), а некими административно-командными перспективами. —упротив такого демона и  алашников будет бессилен.

¬ результате жесткого сенсорного контакта между Ѕеовульфом и демоницей (кстати, после такого рода контактов герои тер€ют способность иметь детей в дальнейшем, хот€ остальные мужские функции за ними вроде бы сохран€ютс€) на свет нарождаетс€ очередной монстр в облике ƒракона. ∆изнь совершила полный оборот, ƒракон убит, и вот уже на фоне заката зама€чил новый претендент на должность цар€ и √еро€ – верный брателло ¬иглаф.

 стати, дети, рожденные от героев и демоницы – это отдельна€ тема.  то был предшественником ’родгара на датском троне, нам неизвестно, но, видимо, это был сильный человек (по эпосу это некто ’альфдан, брат ’родгара, он правил недолго и умер молодым), который породил ƒракона, убитого впоследствии ’родгаром. —ам ’родгар был мужик не ахти – низкий, толстый, лысый. ¬ообще, непон€тно – как ведьма на такой тощий кус позарилась – видать, от безрыбь€ в датских пределах. ƒа и залить за воротник папаша, знамо дело, любил не токмо по праздникам, даже можно сказать – злоупотребл€л, потому и вышло чадо его – √рендель – не то «жертвой аборта», не то «ошибкой пь€ного акушера».  ороче, неудачный вышел отпрыск. ≈сли иметь в виду, что перед смертью все дети героев и демоницы приобретали свой истинный облик, то выходит, что √рендель – это недоношенный младенец с дефектами развити€. » вызывает он острую жалость. “ипичное дит€ водки. ¬идимо, мать жалела его, такого несчастного. » люди, подн€вшие руку на убогого (ну и гад же ты, √анька! такую овцу обидел! (с) ‘.ћ.ƒостоевский), были ей ненавистны. √рендель действительно жуток – но не тем, что многие зрители увидели в нем. Ќедоношенный или абортированный эмбрион-уродец – это страшное зрелище. јбортированна€ сущность приходит к своему отцу в момент его женитьбы на другой женщинеЕ

ќтпрыск же Ѕеовульфа – совсем другое дело! ќн молод, силен и гор€ч, как отец. ” него широкие крыль€ и золота€ чешу€. ≈го €рость вырываетс€ из зубастой пасти огнем, испепел€ющим все вокруг. ƒракон – это вам не жертва аборта.  огда он поднимаетс€ на крыло – мир застывает в немом восхищении этой мощью и красотой – хот€ задним умом этот мир и понимает, что такому фрукту лучше не попадатьс€ в темном переулке. ƒракон – это безусловное и концентрированное «ло, и как вс€кое «ло он привлекателен.

»так, при обозрении эпической местности посредством серых очков мы имеем: вместо благословенного королевства – какой-то мрачный клоповник, вместо доброго корол€ и «мужа безупречного» – старого алкаша, вместо √еро€ – болтуна и распутника, действующего по принципу «нас на бабу промен€л», вместо потомков царей и героев – каких-то слизн€ков да змеев, вместо мерзкой злобной старухи (процентщицы) – сексапильную путану с упругими половыми признаками и пухлыми губами. Ћегенда убита, на ее место приходит антилегенда, отравл€юща€ легенду своими миазмами. Ќе было бы договора с демоницей – не было бы и самого Ѕеовульфа таким, каким знаем его мы. ∆ить бы этому серому мифу да радоватьс€, расползатьс€ бы по миру бахромчатой плесенью, но ничто не вечно под луной. » уже очень скоро (дл€ вашего покорного слуги это произошло в тот момент, когда Ѕеовульф подставил себ€ под топор буйного фриза) стало пон€тно, что и антимиф не всесилен, он тоже смертен, причем смертен внезапно, и что √ерой – на то и √ерой, чтобы не оставить от него камн€ на камне.

3. Ѕеовульф и ƒракон: круг третий

Ћанцелот. Ёто очень обидно. ¬се они спр€тались.
 ак будто победа – это несчастье какое-нибудь.
ƒа погоди же ты, смерть. “ы мен€ знаешь.
я не раз смотрел тебе в глаза и никогда
не пр€талс€. Ќе уйду! —лышу. ƒай мне подумать
еще минуту. ¬се они спр€тались.
“ак. Ќо сейчас дома они потихоньку-потихоньку
приход€т в себ€. ƒуши у них распр€мл€ютс€.
«ачем, шепчут они, зачем кормили и холили мы
это чудовище? »з-за нас умирает теперь на
площади человек, один одинешенек. Ќу, уж теперь
мы будем умнее! ¬он какой бой разыгралс€
в небе из-за нас. ¬он как больно дышать
бедному Ћанцелоту. Ќет уж, довольно, довольно!
»з-за слабости нашей гибли самые сильные,
самые добрые, самые нетерпеливые.
 амни и те поумнели бы. ј мы все-таки люди.
¬от что шепчут сейчас в каждом доме,
в каждой комнатке. —лышишь?
(≈вгений Ўварц, «”бить дракона»)

≈сли мы замкнемс€ на той конкретной эпически-исторической реальности, котора€ показана в фильме, то из нее, пожалуй, сложно найти выход. ¬се как-то мрачно и безысходно. —ерым туманом над северными мор€ми, коему так не довер€ли викинги, ложь застилает глаза и окукливаетс€, превраща€ миф в черствую корку. Ќо если раздвинуть завесу тумана, не смотреть на имена, €вки, пароли, на эпоху, наконец – что мы увидим в €сном свете дн€? ј увидим мы не только архаичность, но и архетипичность происход€щего. Ќастолько сильную, что она бьет по мозгам и заставл€ет искать насущные аналогии.

ƒопустим, королевство данов – вовсе и не в ƒании произрастает. ƒопустим, это вообще абстрактное королевство (царство, импери€, республика, кн€жество – нужное подчеркнуть) или просто государство. » правит в нем не конкретный ’родгар (ƒжордж Ѕуш, Ќикол€ —аркози, ¬ан€ ѕупкин – нужное оп€ть-таки подчеркнуть), а абстрактный конунг (король, царь, президент, император, хан).  ак получил он свою власть? «намо дело – свергнув предыдущего монструозного владыку (разумеетс€, монструозного – а иначе зачем было его свергать?). Ќо в том-то и секрет, что вступив в преступный сговор с демоницей – котора€ в этом случае уже не конкретна€ демоница, а аллегори€ власти – он становитс€ ее рабом и порождает тех же самых отпрысков, что и предыдущие властители мира.

 то такие эти дети героев-правителей? ¬се эти монстры, драконы и прочие генетически дефективные недоноски? Ёто часть самих героев, причем неотъемлема€ часть. ќтцы ненадолго переживают сыновей. ќни не могут от них отказатьс€, не могут спр€татьс€, забыть или убежать. Ёто их же темна€ сторона, это их поступки и то, что довлеет над каждым правителем, ибо каждый из них – суть монстр (на это, кстати, ƒжоли и намекает Ѕеовульфу; отсюда вывод, что геро€миЕ рождаютс€). ќт себ€ не убежишь. —вою часть человеческой природы герои тер€ют, отрекаютс€ от нее в темной пещере, в сладких объ€ти€х демоницы, подписав договор с ней своим семенем и получив вожделенную власть взамен. ќни мен€ют свою доблесть отнюдь не на голые сиськи – но на власть, бессмысленную и беспощадную. » на славу. «„аппи», усто€ть невозможно. ”ж сколько их пало, таких сильных и смелых. » ведь мнитс€ каждому, что их-то власть будет хорошей и светлой, что она не принесет люд€м ничего, кроме радости. Ќет, они знают истории своих предшественников, им ведомо, что царство ’родгара было омрачено большой кровью, а сам он, бездетный, выбросилс€ на скалы – а все равно продолжают наступать на те же самые грабли по тыс€че третьему разу. ¬ласть не просто убивает героев. ¬ласть уродует их светлый образ. Ќо многие ли, забредшие в пещеру, смогли отказатьс€ от нее? ¬от то-то же!

Ќу и само собой, каждый властвует в меру своей испорченности. ¬от возьмем папашу ’родгара. „то мы видим в датском королевстве во времена его правлени€? ћор, глад и семь казней египетских. ¬се мрачно и уныло. ѕримитивизм, технологическое убожество, натуральное варварство, архитектурное убожество, социальна€ деградаци€. ¬ ’еороте – гр€зища и вонища. ¬место верной дружины – пь€ный сброд. —истематический и злостный алкоголизм и разгул, вокруг сплошн€ком «доступные женщины». ѕолнейша€ недееспособность власти – √рендель безобразит ажно 12 лет (это по эпосу, в фильме этот срок, конечно, покороче), и никто не может его призвать к пор€дку. √ниловат-с хродгаров режимчик. √ниловат-с и слабоват-с. Ќе забываем, кстати, и тот факт, что убив перед восшествием на престол ƒракона, ’родгар убил с ним и ’альфдана, своего старшего брата. ƒл€ скандинавских династов дело обычное, но само по себе не есть гут.

ј теперь перенесемс€ в конец фильма, где крупными мазками обрисована беовульфова держава. “аки это совсем другое дело! »з убогости “емных веков – да без п€ти минут в пламенеющую готику. ѕо крайней мере – во вполне зрелое —редневековье. » арми€ вполне боеспособна, не какое-то наклюкавшеес€ отребье. » законность тебе, и правопор€док. » небоскребы т€нутс€ к солнцу, тепло, светло и мухи не кусают. Ѕеовульф – он же на самом деле имперец, его замыслы масштабны и блест€щи, и выстроил он мощную державу, а не еле-еле поддержал на плаву захудалое королевство. “ут и полет иной, не хродгаров: у того хватило силенок только с башни прыгнуть – Ѕеовульф же с ветерком полетал, оседлав ƒракона.

¬от и имеем мы: недоносок с одной стороны и ƒракон – с другой. ’ижина супротив дворца. Ѕолотце супротив вертикали. ¬роде и разные вещи, но отличаютс€ только отцами – мать у них одна, и сущность ее – нечеловеческа€. Ћюба€ власть – порождение демонов. Ѕудь ты хоть супер-пупер √ероем, семи п€дей во лбу и вообще положительным персонажем – сын-то твой все равно родитс€ от этой самой гренделевой матери, раз ты надел корону на свою, между прочим, голову. ¬от где ужасы-то насто€щие, а не в перекушенных ше€х и оторванных конечност€х. ¬от так посмотришь фильм – и неудержимо захочетс€ вступить в партию анархистов. ¬прочем, как вы€снилось, они тоже не отрицали мать √рендел€, только выступали за ее компактность – ну да, јнжелина и это вполне может. Ѕеовульф на ранней стадии развити€ образа полевого командира вполне себе анархист, но стоит ему оказатьс€ в демонических объ€ти€х, пиши пропало, в империалисты подалс€.

ƒрево познаешь по плодам его. ј плоды власти – это не токмо технический прогресс и цивилизаци€, это еще и то зло, которое несет с собой абсолютна€ власть. Ћюбое государство это не только добро (хот€ и добро в нем есть – кабы не было его, то не было бы и государства), но и зло. Ћюба€ власть ломает людей под себ€, будь то р€довой или генерал, но всех – по-разному.  ак власть нагибает простых людей – это мы и так знаем, за примерами далеко ходить не надо, а вот как она обходитс€ с конунгами да геро€ми – в фильме нам как раз и показывают. Ѕеовульф стоит во главе мощного государства, его подданные счастливы, страна процветает, злобные соседи повержены – почему он говорит, что давно умер? Ѕогатые тоже плачут? ƒа нет, все гораздо хуже. јнтимиф разъел его душу. √еро€ легко убить, очень легко – надо просто знать, куда целитьс€. ƒемоница – она-то знала, это ее професси€ и призвание.

ј еще наш славный Ѕеовульф оказалс€ в плену – не только антимифа, но и мифа. ќн же Ѕеовульф, €сен перец! ќн не может уставать и ошибатьс€. ќн вообще ничего не может и не должен – ничего из того, что положено и простительно нормальному человеку. ќн не может быть слабым, он не может останавливатьс€, он не может задумыватьс€. ј еще – он должен всегда побеждать. » настолько сей доморощенный пиар вгрызаетс€ в самого конунга и его окружение, что буквально все начинают жить по его законам, напрочь игнориру€ реальность. ƒаже ¬иглаф, старина ¬иглаф, прошедший со своим брателлой огонь, воду и медные трубы, и сам, сам бывший с ним у пещеры демоницы в первой части (и уж, поверьте, знающий, что к чему) – даже он «на голубом глазу» говорит, что «все ж знают, что Ѕеовульф убил мать √рендел€ – так зачем теперь снова идти к ее пещере?» Ёто и называетс€ фрустраци€, сиречь отрыв от реальности.

ƒаже буйный фриз – и тот был насквозь пропиаренный. ќн, вооруженный секирой, вполне мог убить безоружного и по обыкновению слегка обнаженного Ѕеовульфа – но не убил, рука не подн€лась «на св€тыню». ¬от не знал он, что это за св€тын€ перед нимЕ ≈динственные, кто знали или хот€ бы догадывались – это мудра€ королева ¬альхтеов, супруга Ѕеовульфа, да ”нферт (кстати, им€ его означает «сеющий смуту», «подстрекатель»), ударившийс€ в христианство (отлична€ находка дл€ религии!) по причине своей плохой совместимости с традиционными норманнскими ценност€ми. Ќо королева молчала – негоже на мужа наговаривать, тем более – на мужа любимого. Ќу а ”нфертЕ он тоже не говорил (привычку говорить про него гадости Ѕеовульф отбил у него еще в самом начале), он делал, ибо пакость Ѕеовульфу была подкинута именно ”нфертом – ведь не сам же ущербный слуга шаталс€ по болотам да пещерам в поисках золотого рога, ставшего символом союза Ѕеовульфа с его властью. ќднако и от ”нферта, если присмотретьс€, была польза, ибо с того самого момента, как Ѕеовульф не без ужаса поднес к глазам сей артефакт, стало €сно, что онЕ победит.

√ерой не был бы √ероем, если бы смирилс€ и играл по нав€занным ему антимифом правилам. —обственно, в этом случае мы бы и не узнали о нем – кому интересно бережно нести через тьму веков знани€ о каком-то морально нечистоплотном человечишке, вруне и хвастунишке, да еще и не без привычки тиранить ближних. Ќе знали бы мы о шуте гороховом, который обвел всех вокруг пальца, сымитировал убиение √рендел€, а потом еще и посмеивалс€ над шоу, изображающим сей грамотно разрекламированный факт из его темноватой биографии. „то в VI веке, что сейчас пиарщики труд€тс€ на одной и той же ниве, колоситс€, наливаетс€ ничего не сто€щей информацией выращенный им злак, но вот беда – если народ начинает всерьез питатьс€ им, быстро вы€сн€етс€, что сей продукт несъедобен и вреден дл€ здоровь€.  урс рано или поздно упадет, рынок √ ќ – обвалитс€, трубы – прорвутс€, а цены – вырастут. –ано или поздно пролетит над мирно сп€щими микрорайонами золотой ƒракон да пожжет их огнем адовым. ћногим конунгам тут и смерть приходит, либо бесславна€ политическа€ кончина. ћногим – но не насто€щим геро€м.

Ќасто€щий √ерой – он ведь известен не тем, что одолел ƒракона, вырвав ему сердце. √ерой – это тот, кто не бежит от ƒракона, как все нормальные люди, а кто встречает его лицом к лицу, ибо ƒракон – это часть самого √еро€. ”бо€вшегос€ тень преследует во веки вечные – до тех пор, пока не сведет в могилу, но та же тень бежит от того, кто сам хочет вз€ть ее «за вым€» и без устали гонитс€ за ней. √ерой бросаетс€ на ƒракона, на власть, на антимиф – именно в этот момент он побеждает их. –азрушение его физической оболочки в процессе оных пертурбаций не играет уже сколько-нибудь решающей роли, ибо √ерой бессмертен. » вовсе не потому, как считал сам Ѕеовульф, что он давно умер. √ерой живет не совсем в том мире, где живут обычные люди. ≈го мир параллелен (либо перпендикул€рен – это с какой стороны посмотреть) нашему, и драконы там шл€ютс€ только постольку, поскольку √ерой сам дозвол€ет им это, они побеждают √еро€ только тогда, когда сам он их боитс€. Ёто не наш мир с привычным временем и пространством. ¬ своем мире √ерой неу€звим – пока он желает того. » непобедим. ƒраконьи зубы, железо и €д не страшны ему ни здесь, ни там. ј вот злые €зыки, пересказывающие вс€кие враки героев и выдающие их за правду – они гораздо хуже драконов.

 ак бы то ни было, Ѕеовульф оп€ть победил – как только вышел в бой против ƒракона, своего сына, сиречь себ€ самого. Ёто главна€ победа в жизни √еро€. ѕосле этой победы можно смело опускать занавес, ибо чреда предыдущих и последующих подвигов мельтешит в глазах пустой последовательностью ненужной информации. ¬се герои – и реальные, и вымышленные – уходили после этой, нелегко давшейс€ им победы над самими собой. √ильгамеш, √еракл, –остем, јлександр, јртур, “урин, ЅеовульфЕ —обственно, они и не приходили никуда – изначально пребыва€ в ином мире, они только на минутку загл€дывали в наш и вскорости покидали вз€тые рубежи, оставл€€ тех, кто успел полюбить их, в вечной скорби.

¬место заключени€

√енрих. » мне удалось установить следующее.
Ќаш добрый €щер порхал всю ночь
исключительно дл€ того, чтобы разузнать
всю подноготную о славном господине Ћанцелоте.

Ѕургомистр. Ќу, ну?
√енрих. Ќе знаю, в каких притонах –
на √имала€х или на горе јрарат, в Ўотландии
или на  авказе, но только старичок разведал,
что Ћанцелот – профессиональный герой.
ѕрезираю людишек этой породы. Ќо дра-дра,
как профессиональный злодей, очевидно,
придает им кое-какое значение. ќн ругалс€,
скрипел, ныл. ѕотом дедушке захотелось пивца.
¬ылакав целую бочку любимого своего напитка
и не отдав никаких приказаний, дракон вновь
расправил свои перепонки и вот до сей поры
шныр€ет в небесах, как пичужка.
“еб€ это не тревожит?

Ѕургомистр. Ќи капельки.

√енрих. ѕапочка, скажи мне – ты старше мен€...
опытней... —кажи, что ты думаешь о предсто€щем бое?
ѕожалуйста, ответь. Ќеужели Ћанцелот может...
“олько отвечай попросту, без казенных восторгов, &ndash
неужели Ћанцелот может победить? ј?
ѕапочка? ќтветь мне!
(≈вгений Ўварц, «”бить дракона»)

Ёпос о Ѕеовульфе – замечательное произведение. я насто€тельно рекомендую его всем – разумеетс€, всем, кто вообще способен интересоватьс€ вечными темами. Ќо у него есть один недостаток – как бы роскошен и €рок ни был эпос, он развиваетс€ на определенной плоскости, в сугубо конкретном мифо-эпическом контексте, не выход€ за его границы. —оздатели фильма сделали главное – они раздвинули эти границы, что прежде было доступно только узкому кругу специалистов, и теперь универсальна€ архетипизаци€ √еро€ доступна любому, имеющему глаза и уши. Sapienti sat. »з одномерного мифа создатели фильма сделали сперва двухмерный (в согласии с диалектическим принципом «отрицани€ отрицани€», он же методологический принцип «тезис-антитезис»), а потом – и трехмерный (вот уж где насто€щий синтез эпических граней современности!), за что хочетс€ поклонитьс€ им в ножки.

„естно говор€, автор этих строк не ожидал такого хорошего фильма – ни из синопсисов, ни из рекламных роликов этого совершенно не следовало. ¬от, к примеру, полуофициальный слоган фильма: «√ордость – это прокл€тие». » вот скажите мне – как он св€зан с основной идеей фильма? »ли вот еще: «—амый отча€нный воин древности! ќн оседлал дракона и победил монстра – самого жестокого и кровожадного!» “акими страшилками только маленьких детей пугать. ≈ще: «Ѕудь воином. Ѕудь победителем. Ѕудь королем». јга, а еще будь идиотом, заплати налоги и спи спокойно (под забором). «¬згл€ни в глаза демонам» (взгл€нул – что дальше?).  ороче, к смыслу происход€щего на экране все это имеет такое же отношение, как человекообразна€ обезь€на к этюдам Ўопена. ¬от еще один обнаруженный слоган фильма: «»скушение станет прокл€тием». ќн более близок к содержанию – но увы, довольно расплывчат и звучит как-то по-христиански плоско. Ќа самом деле же наш √ерой... он трехмерный.

ј вот что порадовало, так это актеры – хоть про них и говор€т, что ониЕ ненасто€щие. јнжелина ƒжоли: «Ћюди падки на соблазн.  то-то не в состо€нии усто€ть перед деньгами, кто-то – перед властью.  роме того, многие готовы продать за это свою душу. Ќо все это пустое». «Ѕеовульф» – это фильм-трагеди€. ќтважный храбрец побеждает монстра, но погибает сам, отдав все лучшее, что было в его душе, за одну ночь с демоном и привлекательные обещани€». –эй ”инстон: «Ѕеовульф становитс€ монстром. ѕримерно то же самое происходит с политиками. —тупив однажды на этот путь, он уже не может вернутьс€». Ёто уже теплее, гораздо теплее...  ак ни странно, актеры гораздо лучше пон€ли режиссерский замысел, нежели зрители. ѕравда, даже сама ƒжоли не ожидала, что будет выгл€деть столь демонически. ќно и пон€тно: соблазнить бравого викинга – это раз плюнуть, невелика потер€, а вот обернутьс€ аллегорией власти, котора€, как известно, не от Ѕога – это вам посильнее «‘ауста» √ете будет.

ѕонимание происход€щего на экране – это в общем-то удел избранных. Ќе всем нужно знать, кто такие герои на самом деле, что есть власть и что вообще такое вокруг творитс€ – многим это неинтересно в силу убеждений (темперамента, интеллекта, возраста – нужное оп€ть-таки подчеркнуть). ” нас и на выборах голосуют, не включа€ голову – что ж вы хотите, чтобы электорат развлекательные фильмы смотрел вдумчиво? ¬ любом фильме действуют законы публичной рекламы: кого на экране показывают, тот и входит в целевую группу. ’от€ нет, в жизни таких не бывает. —корее так – в целевую группу вход€т те, кто может и хочет проассоциировать себ€ с людьми на экране. ј много ли среди зрителей Ѕеовульфов или хот€ бы ¬иглафов? –иторический вопрос. јвтор этих строк – далеко не эпический вит€зь с прокл€тьем на челе, а в общем-то обычный человек. Ќо был дл€ него момент истины, когда он чуть ли не вскрикнул, заглуша€ долби-сюрраунд: «ћаска, € теб€ узнал!» ¬ таком отождествлении есть что-то от сверх-я (или как там его по батюшке) – но разве это плохо? — такими персонажами отождествл€тьс€ не стыдно. ѕусть стыд€тс€ любители чернухи и порнухи, «розовых сопель» и сладеньких бисЄненов.

—обственно, вследствие такого плачевного состо€ни€ коллективного сознательного и бессознательного масс создатели фильма и пустились во все т€жкие – пришлось дл€ кассы приделать к фильму многое из того, чего в нем особенно не требовалось: экшн, обнаженку, горы м€са и фонтаны крови, те самые шуточки «ниже по€са». ¬с€ рекламна€ кампани€, как и некоторые прибамбасы (особливо из первой части) ориентированы на определенную аудиторию. Ќе обремененные интеллектом подростки орут, чавкают и возбужденно копошатс€ пр€мо во врем€ сеанса. –азумеетс€, про Ѕеовульфа эта публика ничего не знает, кто да что, ну и, соответственно, подумать, о чем там фильм, такой публике просто нечем. ≈стественно, эти же фигуранты первыми начали возмущатьс€ – «йоу, перва€ часть фильма ничо так, а вот потом... скучнаааа... ни тебе порнухи, ни чернухи... какой-то трЄп и вы€снение отношений».

Ёто они, конечно, зр€. Ѕеовульф – мужик правильным, не то что некоторые. —ам фильм – он о тех, кого прин€то считать геро€ми и пассионарными личност€ми. » об их обратной стороне. ќ персональных демонах, которые ход€т за ними по п€там, и против которых бессильны даже сильные. » о плодах их трудов, искаженных властью, которые принос€т окружающим не только радость, но и горе.  анва фильма довольно мрачна, она безжалостна к Ѕеовульфу и ему подобным. ѕассионарии не бывают счастливыми. √ерои всегда одиноки. ѕосему – не стоит нести ахинею про монстров, королей и сиськи. ‘ильм-то – он о другом совсем. ќ том, что судьбу нельз€ обмануть, не стоит даже пытатьс€. Ћучше быть честным с ней и с самим собой – и тогда ты хот€ бы встретишь смерть достойно. ”вы, тайна€ клинопись «Ѕеовульфа» открыта только посв€щенным.

ћожет, создатели фильма правы: вечность – это хорошо, но кушать-то надо каждый день, да и затраты на фильм отбить тоже надо. Ќепросто соединить несоединимое. ѕосему сборы пусть делает обычна€ публика, а о том, чтобы прославить трехмерный эпос в вечности, пусть позабот€тс€ избранные. Ѕеовульф стоит того. ¬от его тело дел€т между собой огонь и вода – а на берегу уже стоит очередной властитель, и демоница ƒжоли уже улыбаетс€ ему своей безм€тежной плото€дной улыбкой. ∆изнь продолжаетс€. Ќу что тут скажешь?

—лава создател€м фильма!
—лава Ѕеовульфу!
—лава геро€м!


 
 
Iacaa
 
–Ю—Д–Є—Ж–Є–∞–ї—М–љ—Л–є —Б–∞–є—В –Т–µ—А—Л –Ъ–∞–Љ—И–Є ¬© 2002-2012