Официальный сайт Веры Камши
Официальный сайт Веры Камши
Автопортрет и не только Вторая древнейшая Книги, читатели, критика Заразился сам, зарази товарища Клуб Форум Конкурс на сайте
     
 
Михаил Успенский: Все хорошие книги написаны о войне, любви и смерти

          «Жизнь дается человеку одни раз, и ту ему по-человечески прожить не дают!» – сокрушался добрый молодец Жихарь, смахнув слезу по тяжкой судьбе Павки Корчагина. Некоторые граждане из числа писателей-патриотов сочли такой литературный стиль недопустимым глумлением, но кому нужны созданные ими худосочные уродцы? А Жихаря полюбили сразу, и до сих пор другого столь обаятельного русского богатыря в нашей литературе нет. Попадет ли он на экран? С этого вопроса и начался наш разговор с приехавшим на петербургский конгресс фантастов «Странник» «отцом» славного витязя красноярским писателем Михаилом Успенским.

Михаил Успенский

     – Приходили какие-то. Но как дошло до финансирования, сразу исчезли. Похоже, просто хотели выманить авторские права...
     – А о чем ваша новая книга?
     – Очередная фантастическая сказка с очень романтическим названием: «Невинная девушка с мешком золота».
     – Конец, как у вас обычно бывает, открытый?
     – До конца еще далеко, впереди вторая часть. Скорее всего да. И читатели зачастую любят додумывать судьбу полюбившихся героев, и мне может захочется продолжить.
     – Ваши книги читаются легко, но некоторые моменты там воспринимают далеко не все. Например, в трилогии о Жихаре действует бог Пропп, которому полагается приносить жертву в виде рассказанной легенды.
     – ...И не каждый догадается, что Владимир Яковлевич Пропп, слушающий жихаревский сказ про витязя Закаленную Сталь, реальный человек и крупнейший русский фольклорист? Значит, кто-то получит большее удовольствие, а кто-то меньшее. Но таких сюжетов, как с Проппом, у меня не так много.
     – Зато подтекст истории о заморских мудрецах, обещавших князю Стремглаву наладить хозяйство за 500 дней и посланных вместо того строить дороги, понятен каждому. Может, стоит воплотить подобные меры в жизнь?
     – Это только в сказке получается, а в реальности халтурщик – всегда халтурщик. И дорогу он построит такую же кривую, как раньше экономические советы давал.
     – На позапрошлом «Страннике» вы рассказывали, что при Лебеде Красноярск по части культуры стал болотом. С приходом молодого энергичного олигарха Александра Хлопонина что-нибудь изменилось?
     – Относительно культуры ничего. Меня неизвестно с какого перепугу включили в Совет по ней при новом губернаторе. Пришел, а там стоит какой-то мальчик и читает доклад. Очень много умных слов, а смысл такой: ежели кто хочет взять на содержание какой-нибудь театр или музей – пусть берет. Не хочет – пускай разваливаются.
     Больше всего впечатлило, когда докладчик произнес слова «мониторинг сельских клубов». Я не выдержал и предложил, что, раз уж мы на совете по культуре, давайте говорить по-русски, а не по-собачьи, и теперь меня на заседания не приглашают.
     – Неужели вся культура в таком уж загоне?
     – Не вся. Красноярский краеведческий музей процветает. Его директор Валентина Ярошенко, женщина потрясающей энергии. Выбивала деньги сперва из губернатора Зубова, потом из Лебедя, теперь выбивает из Хлопонина. И все дают! Даже от Путина сумела получить грант на создание действующей модели тунгусского метеорита.
     – ???
     – Сам я пока ее не видел. Но говорят, получилось очень красиво. Лазеры, голография и все такое... Но, к сожалению, такой хваткой обладает далеко не каждый. Вот наш Театр юных зрителей еле жив, а раньше там ставили Мочалов, Гинкас, Яновская... Или «Джаз-балет» Валерия Терешкина недавно получил на конкурсе в США «Золотую туфлю». Хотя иностранцам там дают награды очень неохотно. Так его реально и знают только в Америке и в Красноярске.
     Не балуют нас и гастролями. Раньше каждое лето гастролировали три театра: музыкально-драматический, из какой-нибудь братской республики и столичный, например «Ленком» Марка Захарова. А сейчас... Вот «Дип перпл» приезжали – хотел пойти, но потом вспомнил, как мечтал об этом тридцать лет назад, и не пошел. Подумал: «Неужели я такой старый?»
     – Я вспомнил о подобных призраках прошлого, когда прочел указание Министерства образования усилить изучение столь удачно спародированного вами романа «Как закалялась сталь».
     – Видимо, в министерстве хотели, чтобы дети читали не Мураками и не маркиза де Сада, а Островского. Наверное, это и вправду лучше, только сделано, как обычно, по-идиотски. Никакую книгу нельзя заставить открывать из-под палки. Чтобы возбудить интерес, лучше ее запретить – сразу все искать бросятся!
     – А вам «Как закалялась сталь» нравится?
     – Да, но я рассматриваю ее вне идеологии. Ну кому сейчас дело до какого-то троцкистского уклона? Меня это никогда не интересовало, я в партию не вступил, хотя в армии сильно приставали. Скажу больше: победи в Гражданской войне белые, нечто подобное все равно могло быть написано. Только уже о парнишке, ушедшем на Дон к Корнилову. Эта книга – свидетельство величия человеческого духа, роман-воспитание, роман о войне, любви и смерти. То есть о вечных для человечества темах, про которые написаны все хорошие книги.

Юрий Нерсесов
 
 
Iacaa
 
Официальный сайт Веры Камши © 2002-2012