Форум официального сайта Веры Камши

Внимание! Данный форум доступен только для чтения,
для общения добро пожаловать на новый форум forum.kamsha.ru

Добро пожаловать, гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, если хотите стать полноправным участником форума.
22 марта 2019 года, 21:48:21

Войти
Поиск:     Расширенный поиск
ВНИМАНИЕ! В ближайшие дни должен состояться переезд форума на новый хостинг и новый движок! Переезд будет сопровождаться временным отключением доступа к форуму. Подробности - в разделе "Работоспособность форума"
845927 Сообщений в 12092 темах от 7410 участников
Последний участник: Vera_Kamenskaya
* Начало Помощь Поиск Календарь Войти зарегистрируйтесь
+  Форум официального сайта Веры Камши
|-+  Хроники Арции
| |-+  Общая
| | |-+  Конкурс. От Серпьента Кулебрина
« предыдущая следующая »
Страницы: 1 2 [3] Печать
Автор Тема: Конкурс. От Серпьента Кулебрина  (прочитано 22474 раз)
Elatus Saxum
корбутский кот
Герцог
*****

Карма: 494
Offline Offline

сообщений: 549


174878516
просмотр профиля WWW E-mail
Re:Конкурс. От Серпьента Кулебрина
« Ответить #30 было: 03 декабря 2004 года, 19:40:01 »

    Нахлобучив фуражку на голову, коротко подстриженную по последней таянской моде, штандартенфюрер контрразведки Нэо фон Рамиэрль критически оглядел себя в зеркало. Суровый взгляд трезвенника со стажем, гордый профиль борца за справедливость, контактные линзы с вертикальными зрачками для пущей конспирации, новенький, с иголочки, черный мундир, повязка со скрещенными оленьими рогами на рукаве – все в его облике указывало на активного сторонника идеи освобождения сына Папы. Согласно трудовому соглашению, подписанному в двух экземплярах (свой экземпляр Нэо тут же пустил на самокрутки), его новыми обязанностями были борьба с вражескими шпионами, т.е. с такими подозрительными аморальными личностями, как, например, всем известный Роман Ясный, шпионивший на эльфов, а также защита господарской особы от злоумышленников, намеривающихся подбить ему правый глаз. С первой частью своей задачи Нэо фон Рамиэрль справлялся пока исправно, периодически затаскивая Романа Ясного в кабак и напаивая его там до бесчувствия. Что касается остальных обязанностей, то, подсчитав первую зарплату, Рамиэрль понял, что ее хватает только на борьбу с вражескими разведчиками (язык не поворачивался назвать Романа шпионом), а потому он этим и ограничится. Но, к сожалению, от того же Романа Ясного Годой был пока надежно защищен. Нет-нет, не гвардией, не телохранителями, а бюрократическим аппаратом. Благодаря бородке, скрываемой под беретом лысине и выбитым зубам, из-за которых Годой приобрел акцент истинного вождя пролетариата, к Михаю почему-то обращались – товарищ Годой и несли отовсюду подарки, явно принимая его за кого-то другого. Ходоки осаждали кабинет Михая денно и нощно, писцы, ведшие учет подношений не отходили от него ни на шаг. Рамиэрль не боялся михаевского окружения, но понимал, что даже панку не под силу проломиться сквозь такую толпу. Так что с подбиванием глаза пришлось пока повременить, но для себя Рамиэрль решил, что дослужится до королевского гвардейца, потом дождется начала войны, а когда войска под командованием Астена войдут в город, улучив момент отсутствия в замке остальных гвардейцев, подобьет таки Михаю глаз, тем самым повторив подвиг брата Серсеи Ланнистер, героя его детских книг и тайного кумира.
   Смахнув с плеча несуществующую пылинку, Рамиэрль показал зеркалу непристойный жест и вышел из кабинета.
   На сегодня у него была назначена встреча со связным. Связного в лицо Рамиэрль не знал, но получил вчера из Центра пароль “В Убежище хорошая погода” и отзыв “А в Идаконе опять идут дожди”.

   ...Рамиэрль уже четвертый час сидел в названном ему кафе и запивал второй блок сигарет восемнадцатой чашкой кофе. Связного все не было. Рамиэрль периодически смотрел на часы, рассеянно отмечал про себя, что товарищ из Центра что-то задерживается, и в глубине души надеялся, что тот сегодня и вовсе не придет. Вообще, за то, что его дезинформировали по поводу встречи, следовало кому-нибудь что-нибудь подбить, путь даже не правый глаз и не Годою, но сегодня Рамиэрль был настроен на редкость миролюбиво. Все его внимание было сосредоточено на блондинке, сидевшей за соседним столиком. Блондинка была облачена в так не шедшие ей свободные широкие одежды для беременных, в волосы вплетены красные, белые и синие ленточки. Также на ней были солнцезащитные очки, видимо для конспирации, и маленькая изящная корона. Блондинка обворожительно улыбалась ему, а Рамиэрль безнадежно краснел, мучительно искал слова, с которыми к ней можно подойти, и краснел еще безнадежнее. Наконец, блондинка встала из-за стола; сердце Рамиэрля сжалось от страха, что она сейчас выйдет на улицу и затеряется в толпе. Но нет, блондинка сделала несколько шагов, подошла к его столику и села напротив Нэо. Минут пятнадцать она, не отрываясь, смотрела на него, опустив подбородок на сцепленные ладони. Рамиэрль безнадежно бледнел и краснел одновременно, так и не находя слов.
   - Скажу тебе по секрету, – не спеша и чуть язвительно, нарушила тишину девушка, – тот столик, за которым ты сидишь – девятый. А восьмой, за которым мы должны были встретиться, – это тот, где только что сидела я.
   И она ласково посмотрела на него, как на маленького простуженного бегемотика, страдающего паранойей.
   В голове Рамиэрля все перемешалось. Тысяча мыслей и воспоминаний, ощущений и образов, пронеслась в ней одновременно. Вот он делает свои первые шаги, первый раз попробовав царку, – о, он воистину похож на новорожденного; в первые месяцы своей жизни он точно так же ползал и не мог говорить. Вот Эанке, достойная внучка своей бабушки, уговаривает его поиграть в Серсею и Джейме, героев их детских книг. Вот он, потерявший смысл жизни, пытаясь обрести себя, медитирует на берегу Лужи в течение почти года, отрешившись от всего земного и уйдя в себя; его заносит снегом, птицы вьют у него на голове и в первой, старенькой, акустической лютне гнезда, белый беспечный вьюнок обвивает его, Рамиэрль не реагирует даже на предложения выпить и нескромные предложения Эанке. Вот он устраивает драку на торжественном открытии мунтского кабака “Щедрый нобиль”. Вот Астен в очередной раз забирает двухсотлетнего сына-подростка из полицейского участка; Рамиэрль всю свою сознательную жизнь не мог удержаться от актов вандализма в мунтском метро, украшая двери и стены надписями типа “Nightwish forever”, “Алиса. Мы вместе!”, “<censored>”, “Попса must die!”; собственно, по появлению свежих надписей горожане узнавали о возвращении Романа Ясного, грядущих концертах, оргиях и дебошах. Вот его оставляют в восьмом классе на второй год. Вот его оставляют во втором классе на восьмой год. Вот он, возвращаясь с перемены, на которой вышел покурить, поскальзывается и падает на лед с битым стеклом, после чего у него на запястье остаются два шрама. Вот он, гордый и счастливый, приносит в дневнике свою первую, и как оказалось последнюю, пятерку. Вот он крутится как кот в бетономешалке, рассекая по Эланду с первым крупным туром, давая концерт за концертом. Вот он снова не помнит, что было вчера, и как зовут девушку, спящую рядом с ним. Вот он, пятнадцатилетний, греет на груди маленькую белую кошку – августовские ночи холодны и вообще у него в очередной раз разбито сердце. Вот он с некоторым сомнением и спортивным интересом смотрит на девяностошестипроцентную царку и цитирует “Гамлета”; Шекспира Рамиэрль терпеть не может, но фраза хорошая. Вот он летней ночью сидит на краю леса и пишет одну из своих первых песен. Вот он чинит гусеницу своего танка за номером ноль ноль девять...
   Крутящиеся в голове мысли подсунули образ игрового автомата, на котором выскочили три семерки. Вот оно что! Ему действительно был нужен столик номер восемь, во всем виноват его танк и подсознательная тоска по дому. Когда Рамиэрль первый раз попал в Убежище и Астен с не отводящей от него глаз Эанке устроили ему экскурсию по родным пенатам, больше всего ему понравилось большое длинное знание с полукруглой крышей – ангар, в котором стояли все танки клана.
   Но следующая, пришедшая в голову мысль, потрясла Рамиэрля до глубины души. Он забыл о танках, о Луже, об Эанке, о мунтских дебошах, лютнях, царке, школе; о чернокосых смазливых гоблиншах. Он осознал произошедшее каждой клеточкой всего своего существа. Случилось непредвиденное, непредсказанное, непредреченное, нежданное, нечаянное, невозможное, непоправимое, да и, по сути, совсем ненужное. Нэо влюбился.
Авторизирован

Холодный рассветный воздух, фантом двух лун.
Которую ночь я грежу тобой..? Не спится.
Но в этом месяце я дежурный трибун,
А мой легион остался стеречь границу.
Страницы: 1 2 [3] Печать 
« предыдущая следующая »
Перейти в раздел:  

Powered by MySQL Powered by PHP Форум официального сайта Веры Камши | Powered by SMF 1.0.10.
© 2001-2005, Lewis Media. All Rights Reserved.
Valid XHTML 1.0! Valid CSS!