Форум официального сайта Веры Камши

Внимание! Данный форум доступен только для чтения,
для общения добро пожаловать на новый форум forum.kamsha.ru

Добро пожаловать, гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, если хотите стать полноправным участником форума.
31 марта 2020 года, 13:15:13

Войти
Поиск:     Расширенный поиск
ВНИМАНИЕ! В ближайшие дни должен состояться переезд форума на новый хостинг и новый движок! Переезд будет сопровождаться временным отключением доступа к форуму. Подробности - в разделе "Работоспособность форума"
845927 Сообщений в 12092 темах от 7410 участников
Последний участник: Vera_Kamenskaya
* Начало Помощь Поиск Календарь Войти зарегистрируйтесь
+  Форум официального сайта Веры Камши
|-+  Увлечения
| |-+  История
| | |-+  Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« предыдущая следующая »
Страницы: [1] 2 3 4 Печать
Автор Тема: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII  (прочитано 3292 раз)
Gustav Erve
Багровый ястреб
Герцог
*****

Карма: 110
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 2754


Пусть синагоги жгут,мечети валят(с)Песнь о Роланде


просмотр профиля
Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« было: 05 апреля 2017 года, 12:58:59 »

28 мая 1910 года. Смерть Эдварда VII
Смерть нанесла удар по древней английской монархии именно в тот момент, когда она была готова к тому, чтобы вновь войти в историю. Впервые, на протяжении сотен лет – вероятно, трёх сотен – личность Короля Англии начала значить нечто важное в английской политике; и именно в этот час он скончался. Во время нынешнего общественного кризиса, вожделели Монархии: Монархия испытывала ренессанс, пока Монарх умирал. Для любого патриота это более впечатляющий факт, чем исчезновение великой и популярной персоны. Мы можем быть, подобно лорду Розбери и некоторым другим людям,  чувствовать, что нынешний кризис приближает нас к грядущему хаосу; к тем, кто считает, что государственный корабль всё сильнее и сильнее увлекается потопом; к тем, кто слышит издалека тихие, но уверенные раскаты революционного грома. Мы можем принадлежать и к другому направлению, гораздо более пессимистичному ( перед чьей искренностью я иногда с горечью пасую), которое считает, что Англия дрейфует, а не мчится: что мы не демократия, а стагнирующая олигархия; что английский государственный корабль идёт не через французские бури, но к мертвой воде Венеции. Но, независимо от того, чувствуем ли мы надежду или страх, мы все чувствуем, что Англия в кризисе, что Англия находится на распутье. Мы все знаем, что Король твёрдо держал штурвал и что он был готов к поворотам; но мы все знаем, что Король мёртв. Это то, что заставляет людей чувствовать ярость от почти случайного совпадения. Конечно, можно сказать, касаясь этой национальной трагедии, что её причиной послужил случай – но только если относиться к случаю, к совпадениям, к предрассудкам серьёзно. Ошибкой было бы думать, что люди воспринимают это [предрассудки и совпадения – G.E] всерьёз. Предрассудки есть разновидность страшных историй, которые мы рассказываем сами себе, что посредством случайных и реалистических образов объяснить странные законы жизни. Зная так мало о том, когда человеку суждено умереть,  мы не будем удивлены, если умрёт  сидящий за столом на тринадцатом месте. Предрассудки в действительности есть то, что модернисты именуют догмой: господство формы над содержанием и фундаментально-фантастический агностицизм в отношении причин событий. Итак, в нашей современной скорби, некоторые серьёзно озабочены доказательствами того, что «и небеса пылают, когда гибнут князья», что чудовищный метеорит, упавший в этом году, есть та же комета, которую видели после смерти Цезаря и перед битвой при Гастингсе.  Итак, снова мы видим воскрешение популярных средневековых поверий, что в этом году Страстная Пятница пришлась на Благовещение, 3,  так же как это было, когда Чума косила нацию; или в темную войну с Жанной д'Арк, которая опозорила и английские победы и английские поражения. Но таких суеверных людей  очень мало. Здоровый род человеческий использует подобного рода знаки лишь как декорацию для уже случившейся трагедии. Цезарь был прав, не обратив внимания на комету Галлея; она, эта комета, не имела никакого значения, пока Цезаря не убили. Рационалисты, высмеивавшие  подобные традиции, плохо понимали, плохо чувствовали те громадные эмоции, захватывающие массы в такие моменты. В ту ночь, когда король  Эдвард умер, случилось то, что современный писатель, натренировавшийся на банальностях,  вбивает в чужие головы, как все ужасы бытия.
Авторизирован

"Сегодня я видел то, что хуже смерти. Это называют миром"(с) Г.К. Честертон, Перелетный кабак
"Правду ты сказал: есть у вас и культура, и наука, и искусство, и свободные учреждения да вот что худо: к нам-то вы приходите совсем не с этим, а только чтоб пакостничать." М.Е.Салтыков-Щедрин, "За рубежом"
Gustav Erve
Багровый ястреб
Герцог
*****

Карма: 110
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 2754


Пусть синагоги жгут,мечети валят(с)Песнь о Роланде


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #1 было: 05 апреля 2017 года, 13:00:03 »

(продолжение)
Шокирующая новость о смерти Короля затронула Лондон, но оставила безучастной сельскую местность, где я находился, пока лондонский издатель пытался рассказать правду по телефону. Но все телефоны Англии гремели и гудели от такой новости;  было решительно невозможно услышать хоть что-то. Вновь и вновь я слышал какие-то хрипы, пытавшиеся сказать о чём-то важном и значительном; возможно, о немецком десанте или Апокалипсисе. Отрывки этого странного голоса ещё звучали в моих ушах, когда я вышел прогуляться в сад и, по мистическому совпадению, обнаружил, что эта ночь полна пылающих и падающих звёзд. Они были так ярки и близки, что, казалось, касаются вершин деревьев и крыш. Безмолвные, раскалённые добела, они пытались сказать то же, что и голос, запутавшийся в телефонных проводах. Не знаю, читает ли это хоть кто-нибудь, имевший подобное бдение, с нерассуждающим чувством неслучившегося конца света. Но если он есть, он должен знать о том неумирающем настроении, из которого вырастают легенды, и  он не будет удивлён тем, что люди связывают появление кометы и смерть Короля.
Но кроме сего исторического значения, смерть Эдварда VII означает и смерть личности. Кроме мрачных и полу-суеверных предположений, что судьба нашей страны завернула за угол и начала новый этап своей жизни, есть ещё и конец жалких человеческих ценностей века сего. Краеугольным камнем в любых штудиях о Короле Эдварде является его неоспоримая позитивная популярность. Я говорю позитивная, поскольку бОльшая часть популярностей является популярностью негативной; она есть просто терпимость. Множество английских лендлордов описываются как популярные среди своих арендаторов, в то время как это означает то, что последние не испытывают к лендлорду такой злобы, чтобы повесить или расстрелять его. В более мягком варианте, человек может считаться популярным управленцем, поскольку его управление, особенно успешное, не является раздражающим; некоторые системы работают хорошо, и их руководители не ненавидятся, поскольку их почти не замечают. Совершенно другой была популярность Короля.  Она строго относилась к личности и её образу. Французы, с их талантом отыскивать верные слова, назвали Эдварда VII всеобщим дядюшкой. Его популярность в семьях низших классов была откровенна до непристойности; о нём действительно так говорили в семьях ремесленников и портных, словно он был весёлым и процветающим членом их семей. Фотокартинки с его изображением были несравненно популярнее мистера Асквита и мистера Бальфура вместе взятых. Было в нём нечто такое, что связывало с ним эти огромные и молчаливые толпы, незаметные из-за своей огромности. В сравнении с ним лишь несколько голосов звучали так же сильно, но это были тоже голоса, неизменно лояльные монарху. С тех пор, как он умер, было много написано и произнесено хвалебных речей; как минимум, одна из них, произнесённая мистером Вильямом Круксом, звучала совершенно искренне. Если углубиться в изучение того или иного древнего обряда, то вы обнаружите следы благородного трюизма, именуемого демократией, этой старейшей, а не новейшей человеческой идеи. Подобно тому, как в самых старых английских церквях вы найдёте римский фундамент, в самых древних феодальных и монархических обычаях вы найдёте республиканское основание. В том сложном обряде коронации, который прошёл Эдвард VII и вскоре пройдёт его преемник, есть отчётливый след идеи выборности короля как президента. Архиепископ показывает Короля и спрашивает, принимают ли его или отвергают. Эдвард VII, как и его коллеги, современные короли, выиграл эти ритуальные выборы с отсутствующим народом. Но даже если бы это были реальные выборы с наличествующим народом, то Эдвард VII их бы всё равно выиграл. Это действительно очень важно для демократов.
Величие и громадная популярность эдвардианской легенды в народе покоится на том основании, что в нём другие люди видели своё отражение. Увлечение Короля спортом, комфортной жизнью и европейскими путешествиями были именно теми увлечениями, которым мог предаваться любой клерк или турист-коммивояжёр, только, разумеется, в меньшем масштабе и более пошлой манере. Сейчас, совершенно невозможно представить эту народную симпатию как подневольное и вульгарное поклонение расе снобов. Для начала, нельзя достигнуть и ни разу не достигалось мировое почитание Эрнсту, герцогу Камберлендскому, Альфреду, герцогу Йоркскому и даже Принцу-Консорту [имеется в виду супруг королевы Виктории Альберт – G.E.]; и разбрасывание  пустыми злыми словами, наподобие «снобизм», лишь  ослабляет демократический опыт. Лично мне кажется, что ответ на этот вопрос заключается вот в чём: в эпоху торжествующего педантизма и обесчеловеченной  гуманности, Король Эдвард VII в глаза всего света был воплощением этой идеи – каким бы выдающимся ни был человек по своему положению или талантам, мы вправе требовать от него быть также и самым обыкновенным человеком. Он более представителен, чем  демократическое правительство, он  что-то вроде любимой темы Уолта Уитмена – обычный человек, средний человек на царстве.
Авторизирован

"Сегодня я видел то, что хуже смерти. Это называют миром"(с) Г.К. Честертон, Перелетный кабак
"Правду ты сказал: есть у вас и культура, и наука, и искусство, и свободные учреждения да вот что худо: к нам-то вы приходите совсем не с этим, а только чтоб пакостничать." М.Е.Салтыков-Щедрин, "За рубежом"
Gustav Erve
Багровый ястреб
Герцог
*****

Карма: 110
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 2754


Пусть синагоги жгут,мечети валят(с)Песнь о Роланде


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #2 было: 05 апреля 2017 года, 13:00:54 »

Его репутация гуманиста также имела один аспект, делающий его образцом для современных благотворителей. Рассказывались бесчисленные истории о его доброте или учтивости, от посещения им детского госпиталя до предложения сигары, от назначения пенсии до снятия шляпы. Но все эти истории больше принадлежат к разряду народных легенд, поскольку он принадлежал к тому типу людей, который предпочитает делиться только тем, чем  уже располагает сам (….he himself was the kind of man to share the pleasures he distributed ). Его предложение закурить воспринималось более одобрительно, потому что он уже предложил сигару себе. Его снятие шляпы ценилось больше, поскольку сам Эдвард VII вовсе не относился к достойному приветствию в свой адрес равнодушно. Филантропы слишком часто забывают, что жалость не равна симпатии;  для симпатии необходимо страдать вместе с другими, а не просто сожалеть, что они страдают. Если сильное братство людей сохранится, если оно не разделится в себе на разные виды, то мы должны сохранить это чувство локтя между получателем и дарителем. Нам следует делиться не только хлебом, но и голодом.
Король Эдвард был человеком мира и дипломатом; но в нём не было ничего аристократического. Он имел чувство собственного достоинства, достоинства своего положения, но это качество в гораздо большей мере присущее среднему классу и его выборным судьям,  Лорду-Мэру или президенту республики. Это чувство в определённом смысле формально, в то время, как квинтэссенцией аристократизма является неформальность. Не будет нарушением политического нейтралитета Короны сказать, что по своей подготовке и по своему складу ума, Эдвард VII был либералом. Это заметно по тем нескольким пунктам, где он проявлял своё идеологическое отношение, например, к вопросу «эмансипации здравого смысла от обычаев», что выразилось в принятии Deceased Wife’s Sister Bill [то есть, акта, разрешающего жениться на сестре жены, в случае смерти жены. – G.E.]. В своей силе и в своей слабости он был интернационален; и , несомненно, благодаря ему мы оставили многовековую моду на непонимание великой  французской цивилизации.
Но первая мысль и последняя одинаковы: есть миллионы англичан, которые едва-едва слышали о премьер-министре и ничего – о лорде Ленсдауне, для которых Эдвард VII- изображение патерналистского патриотизма.  Но в грядущие тёмные времена, возможно, эти миллионы людей начнут двигаться вперёд.
Авторизирован

"Сегодня я видел то, что хуже смерти. Это называют миром"(с) Г.К. Честертон, Перелетный кабак
"Правду ты сказал: есть у вас и культура, и наука, и искусство, и свободные учреждения да вот что худо: к нам-то вы приходите совсем не с этим, а только чтоб пакостничать." М.Е.Салтыков-Щедрин, "За рубежом"
Gustav Erve
Багровый ястреб
Герцог
*****

Карма: 110
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 2754


Пусть синагоги жгут,мечети валят(с)Песнь о Роланде


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #3 было: 05 апреля 2017 года, 13:01:52 »

II
4 Июня 1910 года
Характер Короля Эдварда
Беда смерти Короля неофициально была признана раньше, чем официально. Народ был суфлёром этого траура, в то время, как высокопоставленные госслужащие этим трауром торговали, и теперь даже самые упорные сторонники той точки зрения, что Король не заслужил свою популярность, вынуждены будут признать свою неправоту. Национальный траур – весь целиком, разумеется – более универсальный, более впечатляющий, более единодушный.  Армии слуг, облачённые только в чёрные, бесконечные процессии в торжественных мантиях и шлейфах выглядят даже и на четверть не так впечатляюще, как дешёвая чёрная полоска на вельветовых брюках парня или чёрная шляпка на девушке в розовой одежде. Часть больше целого.  Тем не менее, формальная сторона похоронного обряда, что правильно и естественно, тоже привлекает внимание.  Сэр Вильям Ричмонд, всегда постоянно придерживающийся одних и тех же взглядов на отношения искусства и общественной жизни, уже разработал такой набросок похоронной процессии, чтобы избежать бесчеловечной монотонности чёрного цвета. Он сделал его мрачным, но одновременно и богатым, соединение цветов тирийского пурпурного, тусклой бронзы и золота. И красиво и символично, тем более, что это говорит и о самой концепции тоже. Простой чёрный кажется значительно более подходящим для чертей, чем для скорбящих  христиан, за исключением утреннего платья дьявола, которое, как я полагаю, голубое. Есть нечто атеистическое в таком беззвёздном горе; оно сродни не столько беде, сколько отчаянию. Но сэр Вильям Ричмонд, сознательно ли, бессознательно ли, следует за христианской Церковью. Мир скорбит в чёрном, а Церковь [Римско-Католическая – G.E.] – в фиолетовом, что служит ещё одним из многих доказательств того, что Церковь – более весела, чем мир. Нет, это различие в несчастном случае; это реально зависит от духовного разделения. Чёрный цвет – это темнота в сочетании с полным отсутствием света; фиолетовый – это  чёрный, вместе с плотностью и сочетаниями цветов. Он одновременно и синий, как полночь, и багровый, как кровь. И это символизирует разделение между двумя идеями смерти, между двумя типами трагедии. Одна трагедия говорит о никчемности жизни; другая, более глубокая – об обратном. Один из видов печали, говорит, что жизнь так коротка, что она ничего не стоит; другая – что именно потому, что она коротка, она чего-то да и стоит.
Но в этом вопросе, как и в других вопросах, религия, которая делает традиции свободнее и человечнее с помощью народного вкуса, позволительно задуматься над тем, что в настоящее время  народный вкус не может быть удовлетворён или, по крайней мере, не побеспокоен.  Король Эдвард не принадлежал к тому типу людей, который вдохновляет  делать в их честь прекрасные вещи. Его склонности были общими склонностями:  он стал для миллионов людей как бы инкарнацией здравого смысла, социальной приспособляемости, такта и рациональной договороспособности. Его народ восхищался им в миллионах снимков, запечатлевших его в охотничьем костюме на охоте, в гоночном костюме на ралли, в утреннем костюме утром, в вечернем костюме вечером, потому что всё это были символы разумной социальности и всего того, за что они любили его. Это всегда следует помнить в контексте того, что корни  мужской одежды отличаются от корней женской – они различны по своей сути и цели. Это вовсе не простое утверждение, что мужчины одеваются в серые цвета, а женщины – в яркие. Лейб-гвардейцы носят весьма яркие одежды, а леди со вкусом – простые, неразукрашенные платья. А различие здесь вот в чём: Лейб-гвардеец надевает свою яркую форму так, чтобы его нельзя было отличить от другого лейб-гвардейца.  А вот в Бедфордском парке  каждая леди ищет свой, особый оттенок тусклого цвета, чтобы отличиться от всех прочих леди в Бедфордском парке. Во всём ярком и стальном своём блеске лейб-гвардейцы реально невидимы. В физическом отношении они, бесспорно, отчаянные храбрецы, но в моральном, как почти все мужчины – вовсе нет. Как насекомые, зелёные в листве, и как шакалы, которые красны в пустыне, мужчина стремиться слиться с  окружающим миром, чтобы стать невидимым, даже если он надевает  одежду самых ярких цветов. Женская одежда – это одежда; мужская одежда – это униформа. Мужчины одеваются красиво, чтобы не быть замеченными; женщины одеваются красиво именно затем, чтобы быть замеченными – грубые и вульгарные одеваются так, чтобы быть замеченными как грубые и вульгарные, а мудрые и скромные одеваются мудро и скромно, чтобы быть замеченными именно такими.
Авторизирован

"Сегодня я видел то, что хуже смерти. Это называют миром"(с) Г.К. Честертон, Перелетный кабак
"Правду ты сказал: есть у вас и культура, и наука, и искусство, и свободные учреждения да вот что худо: к нам-то вы приходите совсем не с этим, а только чтоб пакостничать." М.Е.Салтыков-Щедрин, "За рубежом"
Gustav Erve
Багровый ястреб
Герцог
*****

Карма: 110
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 2754


Пусть синагоги жгут,мечети валят(с)Песнь о Роланде


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #4 было: 05 апреля 2017 года, 13:02:23 »

Теперь же, эту душу в мужественной «хорошей форме», с её тихой, но подлинной мужской скромностью, публика превращает Короля Эдварда в своего типичного и полномочного представителя. Ей нравится думать, что он был солдатом среди солдат, моряком среди моряков,  фримасоном в ложе и равным среди равных. По этой же причине она – шутки ради – терпела идею, что в Пруссии он прусский полковник, зато с удовольствием видела его парижским бульвардье  в Париже. С тех пор, как он стал народным символом благородства и братских уз условности, мы можем быть вполне уверенными в том, что скорбь тоже примет  формы договорные; а в этом случае, как и в нескольких других, это означает, что она примет форму демократическую.  Популярность Короля Эдварда была настолько народной, что гораздо более подходящим было бы сделать её вульгарной, нежели эстетичной. Это верно, что легенда связывает его имя с двумя или трёмя попытками реформирования нашего чрезмерно безрадостного и унылого мужского костюма; но вряд ли он настаивал хотя бы на одном таком изменении, и уж подавно он не предпринимал ничего специально для сэра Вильяма Ричмонда. Эстеты, возможно, улыбнутся, наблюдая за поднятыми до колен бриджами. Однако я боюсь, что медные пуговицы на вечерних плащах заставят их напрячься. Даже там, где Король Эдвард был новатором, он вводил из нового лишь то, что «плыло по течению»; человек, который любил похороны , чтобы побыть мрачным, как он хотел быть порукой для того, чтобы быть весёлым. Поэтому нам не надо, полагаю, волноваться, если в похороны пройдут в будничном стиле или даже трусцой, если они удовлетворят сердце публики, пусть и не глаз художника.
И ещё раз, в связи с теми аспектами политики покойного Короля,  который покоятся на более серьёзных и государственных основаниях ( как его интернационалистское стремление к миру), эти ценности работающих договоров всё ещё могут быть найдены. Легко и просто сказать, в учебнике ли по этике, или в резолюции дискуссионного клуба, что испанцы должны побрататься с китайцами, а хайлендеры возлюбить индусов. Но, как и люди в повседневной жизни,  такое братство будет порочным и вносящим смуту, поскольку никто этому не будет возражать.  Фундаментальным фактом является то, что мы все – люди ; но существуют такие обстоятельства, позволяют нам это тонко чувствовать и другие обстоятельства, которые  от того, чтобы чувствовать это вообще, абстрактно. Этот тот пункт, где договор ( понимаемый как сближение), ровняет путь для изначальной симпатии и , обучая людей, хоть бы и на час, действовать непохоже,  заставляет их чувствовать именно так. Я много говорил против аристократии в этой колонке и буду много говорить против неё ещё, но я никогда не отрицал  и не отрицаю, что у аристократии есть определённые достоинства, пусть и странные и редко упоминаемые.  Одним из таких достоинств является европейская дипломатия: дворянин по всей Европе одинаковы, в то время как крестьяне или купцы различаются. Голландский дворянин и ирландский дворянин разделены стоят на одной платформе, на одном уровне; а голландский крестьянин и ирландский крестьянин разделены династическими и религиозными войнами. Разумеется, это значит, что крестьянин превосходит дворянина: он более подлинный, более исторический, более национальный; это очевидно. Тем не менее, для космополитических целей, дворянин может быть использован – с осторожностью. И это причина, которая делает аристократов эффективными именно на дипломатическом поприще, сделала хорошим дипломатом и Эдварда VII; существование договора в его удобной для всех, общепринятой форме  делало понятными его слова для всех. Язы сам по себе есть ненормально большая церемония. Король Эдвард прекрасно понимал безымянный волапюк, на котором говорит современная Европа. Он никогда не занимал такую позицию, которую Европа не могла бы понять, в отличие от кайзера с его теократическими амбициями, пусть и логичными, или русского царя с его репрессиями, пусть зачастую и спровоцированными. Частично немец, по крови, частично француз, по взглядам, породнённый со всеми домами Европы  и вполне понимая эти запутанные переплетения, он может по праву быть назван великим гражданином Европы. Есть только две вещи, которые могут связать людей воедино: договор и вера. Король Эдвард был последним и самым популярным  и – возможно – самым успешным образчиком Европы, комбинировавшим с успехом в больших и малых договорах. Чувство такта, привычки и гуманность нашли в нём финальное воплощение во всех гостиницах, гоночных ралли, дворцах и газетных обзорах  всего христианского мира.
Если всего этого оказалось для Европы недостаточным, если не удалось найти удобный договор для Европы, тогда Европа вынуждена будет однажды вновь обратиться к вере. Этот переход обещает быть ужасным делом.
Авторизирован

"Сегодня я видел то, что хуже смерти. Это называют миром"(с) Г.К. Честертон, Перелетный кабак
"Правду ты сказал: есть у вас и культура, и наука, и искусство, и свободные учреждения да вот что худо: к нам-то вы приходите совсем не с этим, а только чтоб пакостничать." М.Е.Салтыков-Щедрин, "За рубежом"
Colombo
Герцог
*****

Карма: 3031
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 5119


поручник


просмотр профиля E-mail
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #5 было: 06 апреля 2017 года, 18:57:35 »

Честертон - очень своеобразное явление. Когда герои его эссе представляют собой еще более своеобразное явление, результат очень впечатляет - как в случае св. Франциска или Аквината. Король Эдвард, судя по тому, что о нем написано здесь, был выдающимся в меру. Но возбуждение, с которым Честертон его описывает, и выбор других его героев - а также (поклон в сторону эра Гюстава) выбор переводчика - заставляют к нему приглядеться.

Французы, с их талантом отыскивать верные слова, назвали Эдварда VII всеобщим дядюшкой.
Французам не впервой называть короля дядюшкой, а англичанам - точнее, шотландцам - не впервой это замечать. Но в случае Эдуарда VII это имеет и буквальный смысл - он приходился дядей нескольким европейским монархам, царствовавшим в одно время с ним, включая Николая II и Вильгельма II. Если верить Википедии, он был всего лишь Uncle of Europe, а не "всеобщий" дядюшка. Смех

Эдуард - не самое счастливое имя для английских монархов. Сразу вспоминается Эдуард VI с его туберкулезом и гороскопом от Джироламо Кардано, который предсказал королю аж 50 лет жизни - вместо 9 месяцев. Его более правдивый коллега Роберт Аллен сел в тюрьму за более правдивый гороскоп, и был освобожден, когда гороскоп подтвердился.

Цитата
Он более представителен, чем  демократическое правительство, он  что-то вроде любимой темы Уолта Уитмена – обычный человек, средний человек на царстве.
Какой-то он пожилой для короля. Одно дело - когда на этой работе состаришься, другое - если коронуешься, когда уже не очень-то и тянет. Эдуард VII короновался в 59 лет и был самым старым принцем Уэльским, пока его не "обогнал" в 2008 году принц Чарльз. Король-пенсионер, как ни печально.

Общее ощущение от этого эссе - что вместе с королем хоронят и эпоху. Многое Честертон, видимо, чувствовал. Хотя Валантэна я ему никогда не прощу. Подмигивание

Спасибо.
« Последняя правка: 06 апреля 2017 года, 21:47:55 от Colombo » Авторизирован

Правда обычно хороша. Ложь порой превосходна. Смесь того и другого всегда отвратительна.
Ниро Вулф
Gustav Erve
Багровый ястреб
Герцог
*****

Карма: 110
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 2754


Пусть синагоги жгут,мечети валят(с)Песнь о Роланде


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #6 было: 06 апреля 2017 года, 23:20:11 »


Общее ощущение от этого эссе - что вместе с королем хоронят и эпоху. Многое Честертон, видимо, чувствовал. Хотя Валантэна я ему никогда не прощу. Подмигивание

Спасибо.
Большое спасибо, эр Colombo.
Я это эссе выбрал из желания защитить Честертона от облыжных обвинений. Я наткнулся на этом эссе в одном блоге, где автор ругательски ругал Честертона ( и в придачу Л.Н. Толстого) в частности и за это эссе, что мол де, Гилберт Кит здесь "обнажился и заголился", высказав своё отрицательное отношение к Эдварду VII и даже положительно отозвался о кайзере Вильгельме. Такая нелепость, граничащая с клеветой, заставила меня взяться за клавиатуру, тем более,что хоть я и не люблю католиков, но  Честертона люблю в обеих его ипостасях - и как философа и как детективщика
А Эдвард  - действительно неудачное имя. Только Эдварду Длинноногому  и Эдварду III и повезло, а вот прочим средневековым королям- сильно меньше. Особенно Эдварду II
Насчёт дядюшки. Оригинал гласит вот что:
Цитата
The French, with their talent for picking the right word, put it best when they described King Edward as a kind of universal uncle
"Разновидность всеобщего дядюшки". Но возможен и вариант "Дядюшка Европы", поскольку в сознании тогдашних людей Европа равнялась если и не Миру, то бОльшей и лучшей его части.
А с королём хоронили и эпоху. Тогда, после создания Антанты и ряда кризисов: первый марокканский, боснийский и т.д. всем уже становилось ясно,что Большой Войны не избежать
« Последняя правка: 06 апреля 2017 года, 23:31:36 от Gustav Erve » Авторизирован

"Сегодня я видел то, что хуже смерти. Это называют миром"(с) Г.К. Честертон, Перелетный кабак
"Правду ты сказал: есть у вас и культура, и наука, и искусство, и свободные учреждения да вот что худо: к нам-то вы приходите совсем не с этим, а только чтоб пакостничать." М.Е.Салтыков-Щедрин, "За рубежом"
Dolorous Malc
Переплюнькин
Хранитель
Герцог
*****

Карма: 2112
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 12010

Legendary Creature - Gnome Illusionist


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #7 было: 07 апреля 2017 года, 16:57:42 »

Какой-то он пожилой для короля. Одно дело - когда на этой работе состаришься, другое - если коронуешься, когда уже не очень-то и тянет. Эдуард VII короновался в 59 лет
Ну, эм - а Рейган стал президентом в 69 - или это другое?..
Цитата
в одном блоге, где автор ругательски ругал Честертона
Зачем же анонимно? Большинство здесь присутствующих этого автора прекрасно знает.
Могултай вообще очень уважительно относится к людям, исповедывавшим принцип "живи и давай жить другим" - Брежневу, Кутузову, И.А..Крылову... Неудивительно, что и Эдуард попал в ту же компанию.
А моралистов, напротив, очень не любит - до такой степени, что симпатизирует лорду Бейлишу за убийство Старка.
Авторизирован

Перестаньте, черти, клясться на крови...
Gustav Erve
Багровый ястреб
Герцог
*****

Карма: 110
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 2754


Пусть синагоги жгут,мечети валят(с)Песнь о Роланде


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #8 было: 08 апреля 2017 года, 00:49:23 »


Цитата
в одном блоге, где автор ругательски ругал Честертона
Зачем же анонимно? Большинство здесь присутствующих этого автора прекрасно знает.
Могултай вообще очень уважительно относится к людям, исповедывавшим принцип "живи и давай жить другим" - Брежневу, Кутузову, И.А..Крылову... Неудивительно, что и Эдуард попал в ту же компанию.
Мне интересно, "живи и давай жить другим" - это политика окружения Германии в исполнении Эдварда VII? А у Брежнева - "доктрина Брежнева"? Это что, высшая ступень  формулы "живи и давай жить другим?
Авторизирован

"Сегодня я видел то, что хуже смерти. Это называют миром"(с) Г.К. Честертон, Перелетный кабак
"Правду ты сказал: есть у вас и культура, и наука, и искусство, и свободные учреждения да вот что худо: к нам-то вы приходите совсем не с этим, а только чтоб пакостничать." М.Е.Салтыков-Щедрин, "За рубежом"
Dolorous Malc
Переплюнькин
Хранитель
Герцог
*****

Карма: 2112
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 12010

Legendary Creature - Gnome Illusionist


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #9 было: 08 апреля 2017 года, 15:28:59 »

Мне интересно, "живи и давай жить другим" - это политика окружения Германии в исполнении Эдварда VII? А у Брежнева - "доктрина Брежнева"?
Нет, конечно.
Далеко не все придают внешней политике столь большое значение, как Вы. У многих она и  не в третьем приоритете.

Очевидно, если провести опрос на тему "като что знает-помнит о Брежневе", - 99% россиян никакую "доктрину Брежнева" и близако не упомянут. (Да и была ли она вообще, или только в мозгах западных советологов? И если даже была, то имел ли Леонид Ильич к ее появлению хоть какое-нибудь отношение?)
Авторизирован

Перестаньте, черти, клясться на крови...
Fiametta
Поэтическая натура
Герцог
*****

Карма: 328
Offline Offline

Пол: Жен.
сообщений: 1637

Я не изменил(а) свой профиль!


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #10 было: 09 апреля 2017 года, 09:12:59 »

Зато вспомнят самый высокий уровень жизни со времен Русского Каганата, отсутствие больших войн и изрядные вольности... в духовном плане. Политзаключенных никогда не было больше 3000, за поход в церковь сразу не сажали, Востоком интересоваться дозволялось.
Авторизирован

Ты хочешь меду, сын?  - так жала не страшись;
Венца победы? - смело к бою!
Ты перлов жаждешь? - так спустись
На дно, где крокодил зияет под водою.
Не бойся! Бог решит. Лишь смелым он отец.
Лишь смелым перлы, мед, иль гибель... иль венец.
Gileann
Советник Орлангура
Хранитель
Герцог
*****

Карма: 2340
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 5967


Хранитель Равновесия


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #11 было: 09 апреля 2017 года, 09:21:20 »

Зато вспомнят самый высокий уровень жизни со времен Русского Каганата, отсутствие больших войн и изрядные вольности... в духовном плане. Политзаключенных никогда не было больше 3000, за поход в церковь сразу не сажали, Востоком интересоваться дозволялось.
А можно подробнее про самый высокий уровень жизни? Чем мерили?
И, эммм, насчет вольностей. Их у Вас сейчас меньше? Если да, то опять же, чем мерили?
Авторизирован

Равновесие - нейтральная позиция между магическими силами Порядка и Хаоса, сводящаяся к недопущению победы любой из них.
Colombo
Герцог
*****

Карма: 3031
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 5119


поручник


просмотр профиля E-mail
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #12 было: 09 апреля 2017 года, 12:04:08 »

А можно подробнее про самый высокий уровень жизни? Чем мерили?
И, эммм, насчет вольностей. Их у Вас сейчас меньше? Если да, то опять же, чем мерили?
Уровень так себе, вольности происходили, но не позволялись. Это называлось застой. Сразу вспоминается характерное "застойное засилье боярского застолья" из "Алисы в Стране чудес". Она вышла в 1976 году, пластинку расхватывали.
После окончания записи состоялся художественный совет, на котором Наталия Сац «обвинила Всесоюзную студию грамзаписи в том, что она развращает детей чудовищными песнями Высоцкого»
Подробности тут.

Возвращаясь все же к Честертону. Наш учитель географии никогда не говорил просто "Англия", всегда - "старушка Англия". Что ж, такие короли.

P.S. Наталия, конечно. Википеды ошиблись, а встроенный детектор сработал только со второго раза. Смех
« Последняя правка: 10 апреля 2017 года, 08:28:12 от Colombo » Авторизирован

Правда обычно хороша. Ложь порой превосходна. Смесь того и другого всегда отвратительна.
Ниро Вулф
wyradhe
Личный нобиль
*

Карма: 2
Offline Offline

сообщений: 6

Я не изменил(а) свой профиль!


просмотр профиля E-mail
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #13 было: 10 апреля 2017 года, 02:43:46 »

"это политика окружения Германии в исполнении Эдварда VII?"

Рад видеть, что о вкладе покойного в то, чтобы Германия не смогла похолопить всех, кого захочет, живо помнят до сих пор.

"А моралистов, напротив, очень не любит - до такой степени, что симпатизирует лорду Бейлишу за убийство Старка."

Нет-нет, никоим образом. Не говоря о том, что Старка Б. не убивал, у господина Бейлиша, по моим понятиям, есть у самого вполне читаемый этический кодекс. И если в моральном кодексе Старка прописано, что формальное правопреемство по части престолонаследия - это такая великая вещь, что ради него на шею королевству можно сажать такое счастье, как Станнис, - то это, по мне, большой дефект данного морального кодекса (и это даже если не спрашивать, а с какого это времени сам Старк стал таким беззаветным легитимистом? Когда он дрался за захват престола мятежником Баратеоном, как будто еще не был?). А если в чьем-то моральном кодексе прописано, что если Икс собрался сажать на шею королевству такое счастье, как Станнис, и отговорить этого Икса нельзя никакими средствами (уже старались, но не вышло), то остановить Икса можно и обманом, и если даже Икс  на этом погибнет, то оно того стоит, на кону уж очень много голов стоит (я надеюсь, никто не забыл, каков Станнис и чего от него надо ждать?),
- то это, по мне, верный пункт морального кодекса.

Собственно, мне сам тот факт, что Старк хочет передать престол Станнису, представляется чем-то вроде нервного срыва. Столько уже было компромиссов с принципами, уступок и отступлений от них, и так это тошно, что вот тут - все. Вот тут гори оно все огнем - но престол получит тот, кому он причитается по формальным правилам игры, потому что по правилам. Потому что отступления от правил  по системе "ну иначе еще хуже получится" - уже вот где.
Но нервный срыв правильного человека (или его закленность на том, что с такого-то дня наследовать престол будем только по закону) - это явно не та причина, по которой ему можно давать проводить Станниса в короли.
« Последняя правка: 10 апреля 2017 года, 02:59:51 от wyradhe » Авторизирован
Gustav Erve
Багровый ястреб
Герцог
*****

Карма: 110
Offline Offline

Пол: Муж.
сообщений: 2754


Пусть синагоги жгут,мечети валят(с)Песнь о Роланде


просмотр профиля
Re: Эссе Г-К Честертона о смерти короля Эдварда VII
« Ответить #14 было: 10 апреля 2017 года, 09:24:44 »

"это политика окружения Германии в исполнении Эдварда VII?"

Рад видеть, что о вкладе покойного в то, чтобы Германия не смогла похолопить всех, кого захочет, живо помнят до сих пор.
Никто не говорит,что это была плохая политика. Но на политику мира и изоляционизма она походит мало.
P.S. Вы все упоминания о себе в Сети, многоуважаемый эр, мониторите или только некоторые? Подмигивание
Авторизирован

"Сегодня я видел то, что хуже смерти. Это называют миром"(с) Г.К. Честертон, Перелетный кабак
"Правду ты сказал: есть у вас и культура, и наука, и искусство, и свободные учреждения да вот что худо: к нам-то вы приходите совсем не с этим, а только чтоб пакостничать." М.Е.Салтыков-Щедрин, "За рубежом"
Страницы: [1] 2 3 4 Печать 
« предыдущая следующая »
Перейти в раздел:  

Powered by MySQL Powered by PHP Форум официального сайта Веры Камши | Powered by SMF 1.0.10.
© 2001-2005, Lewis Media. All Rights Reserved.
Valid XHTML 1.0! Valid CSS!