Форум официального сайта Веры Камши

Внимание! Данный форум доступен только для чтения,
для общения добро пожаловать на новый форум forum.kamsha.ru

Добро пожаловать, гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, если хотите стать полноправным участником форума.
26 октября 2021 года, 12:00:50

Войти
Поиск:     Расширенный поиск
ВНИМАНИЕ! В ближайшие дни должен состояться переезд форума на новый хостинг и новый движок! Переезд будет сопровождаться временным отключением доступа к форуму. Подробности - в разделе "Работоспособность форума"
845927 Сообщений в 12092 темах от 7410 участников
Последний участник: Vera_Kamenskaya
* Начало Помощь Поиск Календарь Войти зарегистрируйтесь
  Показать ответы
Страницы: [1] 2 3 ... 291
1  Технический раздел / Работоспособность форума / Re: Проблемы с сайтом - VII было: 27 ноября 2017 года, 18:12:07
С новым воскрешением, наш милый Зеленый Форум! Поцелуй Поцелуй Поцелуй
2  Наша жизнь и наши праздники / Обо всем / Re: Умер Михаил Задорнов было: 12 ноября 2017 года, 07:25:57
Никто теперь ТАК не сможет сказать, что американцы тупые... Плач
3  Технический раздел / Работоспособность форума / Re: Статистика кармы было: 07 ноября 2017 года, 10:05:55
После того, как я это написала, у меня отъели еще один балл кармы. Признаться, кто это сделал, и за что, конечно, открыто никто не смеет.
4  Технический раздел / Работоспособность форума / Re: Статистика кармы было: 07 ноября 2017 года, 09:17:37
Товарищи, у нас опять кармоед завелся! За последнюю неделю с небольшим у меня заметно уменьшилась карма, без всяких объяснений. И не факт, что у меня одной. Прошу вас, сделайте что-нибудь!
5  Кэртиана / Наступает "Рассвет" / Re: Небольшая загадочка было: 08 октября 2017 года, 16:02:29
И кстати подумалось, что несколько странно, что у Габриэлы нет ребенка от Карла Борна. Обычно пылкая любовь быстро приводит к появлению наследника.
А тогда бы не сложился показанный нам образ Габриэлы. Женщина, ради своего честолюбия втягивающая мужа в гражданскую войну, не задумываясь, что может потерять не только его, но и малолетнего ребенка? Это уж совсем было бы ни на что не похоже, разве что если считать ее сумасшедшей от рождения, чего за ней все-таки изначально не подразумевалось. Да и после - неужели женщина, имеющая ребенка, посвятила бы свою жизнь лишь мести? Причем мести бессмысленной и бесцельной - не тем, кто причинил ей конкретное зло, а тем, кто, видите ли, смеет жить счастливее ее!
Да и к лучшему, что у нее нет детей. Что бы еще от такой могло родиться...
В свое время, помнится, были теории, что один из младших Приддов - на самом деле сын Карла с Габриэлой, которого усыновили ее родители. Но теперь эта версия опровергнута окончательно, вроде бы.
6  Клуб любителей всяческих искусств. / Наша проза / Re: Викинг и сивилла (кроссовер-автофанфик) было: 06 октября 2017 года, 19:49:16
Дочитала. Было интересно встретится с симпатичными героями в новом "отражении". Ютурна прекрасно вписалась в мир викингов.
Один только момент вызвал яростное возмущение - то что Ютурна не попыталась спасти Хельги. Она уже заработала себе авторитет среди викингов как предсказательница,  если бы рассказала мужу о своих предчувствиях, Стирбьерн не стал бы от них отмахиваться, и планы Змеи хоть на время были бы нарушены. Ведь светлый человек Хельги очевидно как-то мешал чудовищам своей солнечной энергетикой и именно по этому стал первой жертвой. В ЗЗ меня возмущало поведение Ингрид, а тут и Ютурна туда же. На мой взгляд дамы пренебрегли волей богов, пославших им предвидение.
Спасибо Вам огромное, что дочитали и это произведение, эрэа NNNika! Поцелуй Поцелуй Поцелуй
Рада, что Вы одобряете и эту версию событий, и добавленную мной в сюжет чужую героиню.
А насчет Ютурны - она, как и Ингрид, не могла ничего сделать. Ингрид и в первоначальной версии предупреждала сына об опасности, он не придал значения или не захотел ее избегать. А еще, если помните, Хельги в "Саге о Пути Королей" предупреждали русалки, но он не прислушался и к ним. Что здесь могла сделать Ютурна? Попросить Стирбьерна взять Хельги под арест, связать и никуда не отпускать? Представляю эту сцену... Ну а сам Хельги, если уж не послушался родную мать, то предупреждение новой родственницы вряд ли для него будет в такой уж цене.
На самом деле, я, прежде чем взяться за это произведение, много думала, насколько можно изменить сюжет, как повлияет присутствие Ютурны? И решила, что, ради уважения к персонажам своих "Саг...", не могу позволить, чтобы ими можно было жонглировать, как мячиками. Так бывает в некоторых фанфиках: чуть только появится в сюжете неканонный герой, а чаще - героиня, попаданка или Мери-Сью какая-нибудь, - как уже и события разворачиваются совершенно иначе, и герои становятся на себя не похожи, и все теперь крутится вокруг нее одной. Ютурне я такой силы приписать не могла. Хороши были бы мои викинги, если бы одна-единственная молодая женщина могла сделать больше целой армии здоровенных мужиков! По той же причине не получилось в этой версии спасти кого-то из команды "Молота Тора", кроме Стирбьерна (а я всерьез рассматривала такую возможность), ни Хельги или кого-то еще из погибших в первоначальной версии.
7  Кэртиана / Наступает "Рассвет" / Re: Рассвет - 3. Селина. СПОЙЛЕРЫ!!! было: 03 октября 2017 года, 19:15:48
Вот Хайнрих - это да. С ним не забалует. Он еще и умный. Отличная пара получится.
Вы хотите, чтобы он ее нечаянно придавил?
8  Клуб любителей всяческих искусств. / Наша проза / Re: Викинг и сивилла (кроссовер-автофанфик) было: 23 сентября 2017 года, 07:36:08
Спасибо вам большое, эрэа Эйлин, эрэа NNNika! Поцелуй Поцелуй Поцелуй
Спасибо за увлекательную и героическую историю, эреа Артанис!  УлыбкаСлавную жизнь прожили вместе Ютурна и Стирбьерн, многое было в их судьбе, но прошли они свой  путь  рука об руку и даже смерть не разлучила их. Спасибо за  такое неожиданное, но удачное соединение с героев из разных книг! Улыбка
Самое трудное было - представить их последующую жизнь, уже далеко за рамками исходных "Саг..." И представить, как должны уйти из жизни такие люди - тоже. Но, кажется, это все-таки удалось.
Дочитала пока до взятия царского дворца. Стирбьерн со своей дружиной  хорошо вписался  в римскую политику, дворец только жалко.  Грусть
Буду с удовольствием читать дальше.
О, у Вас все самое интересное впереди! Буду ждать дальнейших впечатлений. Улыбка
В Рим того времени, пока он был рядовым маленьким городком-государством, кто угодно хорошо впишется. В том числе и викинги из другого мира.
Дворец, может, и жалко, а вот его хозяев - нисколько. Впрочем, после Тарквиниевской семейки там все равно вряд ли кто-то согласился бы жить.
Посмотрим, как на Ваш взгляд, впишется Ютурна в мир викингов...
9  Клуб любителей всяческих искусств. / Наша проза / Re: Викинг и сивилла (кроссовер-автофанфик) было: 22 сентября 2017 года, 21:21:33
И в тот несчастливый год, когда Харальд, сын Лодина, поднял мятеж на Ледяной Земле, на призыв Стирбьерна конунга откликнулись Хродгейр и Асгейр со своими дружинами, стали в один строй со старшим братом Торстейном. К этому времени все они давно были крепкими бородатыми мужчинами, закаленными в боях, а Стирбьерн конунг и королева Ютурна успели состариться - во всяком случае, по годам, если не по старческой немощи, не так-то легко справлявшейся с ними, как с большинством людей. Но на сей раз и Стирбьерн не остался дома, не доверил старшему сыну наказать предателя. Скрыл под шлемом сильно поседевшие волосы, натянул кольчугу на покрытую шрамами грудь. Рунная секира была теперь ему не по руке, и ей владел Торстейн; но обычным топором Стирбьерн владеть еще не разучился. Никто, даже жена, не мог уговорить его остаться дома. Конунг Земли Фьордов был рад возможности умереть в бою и отправиться в Вальхаллу.
Ютурна сознавала, что ей больше уже не сопровождать мужа в бою, не красоваться в кольчуге и крылатом шлеме, вдохновляя воинов на битву. А все-таки ступила на борт "Молота Тора", готовая вместе со Стирбьерном встретить свою судьбу.
Весь род Асгейра отправился к Ледяной Земле, чтобы наказать предателя, отказавшегося повиноваться конунгу в Сванехольме. Но Харальд был хитер; он уже давно, под влиянием своей матери Гунхильд, перетянул на свою сторону многих викингов, переселившихся с ним на Ледяную Землю. Еще когда Стирбьерн, ни в чем не подозревая племянника, доверил ему после смерти его отца править этим северным островом, Харальд захотел самостоятельности. Он отказался платить вейцлу, и грубо изгнал послов конунга. Этого нельзя было стерпеть.
На берегу высадившихся с кораблей викингов встретило готовое к бою войско. Из-за камней выскочили притаившиеся лучники и осыпали войско конунга целым дождем стрел. Одна стрела пробила кольчугу на груди Стирбьерна, вторая вонзилась ему в горло, прямо в соединение доспехов. На губах старого викинга еще не успел отзвучать боевой клич, как он покачнулся и упал на руки воинов. По белой бороде и кольчуге текла кровь...
Но гибель Стирбьерна не спасла самозваного правителя Ледяной Земли. Растерянность сванехольмских викингов длилась лишь несколько мгновений. Затем они с оглушительным страшным ревом бросились на врага, забыв, что перед ними соотечественники, и даже родичи. Не было викинга, который бы в этот момент не горел желанием отомстить за смерть конунга. Они смяли мятежников, будто медведи. Их предводителя изрубили на куски, так что тело потом не удалось собрать в целости. Его честолюбивая мать, узнав о гибели сына, отравилась - и это было лучшим, что она могла сделать.
После битвы викинги долго стояли над телом Стирбьерна. Казалось невероятным, что величайший воин Земли Фьордов, победитель Золотой Змеи, мог погибнуть от обычной стрелыэ. Люди не верили своим глазам. Наконец, среди них в черном вдовьем покрывале показалась королева Ютурна. Села рядом с мужем на пропитанную кровью землю и сурово проговорила:
- Чему удивляетесь? Или не знаете, что и самый могучий - тоже человек, и железо его ранит точно так же, как и последнего из людей, и что никто не может быть непобедим? И мой отец был силен и доблестен, а все-таки принял смерть под пытками, не в бою, как муж мой! Викинги вы или выродки, забывшие, как сражаться? Если не забыли, должны помнить, что позор не в смерти или поражении, а в бесчестье.
С этими словами она легла рядом со Стирберном, и больше не шевелилась, и не произнесла ни слова, хотя была еще жива, даже когда сыновья перенесли ее с телом мужа, нарядив в лучшие одежды, на "Молот Тора". Попрощавшись с уходившими навсегда, подожгли просмоленные вязанки сена, сложенные на палубе. Вскоре выведенный в открытое море драккар вспыхнул, как факел.
Наползшая с востока огромная черная туча скрыла от глаз их последнее плавание. Потом сыновья, долго глядевшие вслед в молчании, явственно расслышали дальний раскат грома. Все трое переглянулись.
- Вы слышали? - спросил Торстейн Отважный, новый конунг.
- Да. Могучий Тор пришел вознести Стирбьерна в Вальхаллу, - подтвердил Хродгейр.
- А я думал, мне послышалось...
А где-то невероятно высоко в небе, по ту сторону радуги, среди исполинских ветвей Мирового Древа, расстилалась поляна, поросшая шелковой весенней травой. Туда и опустился белоснежный конь с лебедиными крыльями. С него сошли двое, держась за руки - могучий рыжеволосый воин и статная женщина. Точно такие, как в молодости, когда сражались с Золотой Змеей. Ступили на землю, лишь немного помедлив, и вошли в открывающиеся перед ними широкие резные ворота. На мгновение замерли - не от удивления перед огромным домом, что возвышался впереди, но увидев целый отряд викингов, выбежавших им навстречу с шутками и смехом. Команда первого "Молота Тора", не заметившая прошедших на земле лет, встречала своего вождя. И он взмахнул рунной секирой - в его земной жизни она осталась в наследство старшему сыну, но здесь точная копия ее была под рукой, - приветствуя их.
10  Клуб любителей всяческих искусств. / Наша проза / Re: Викинг и сивилла (кроссовер-автофанфик) было: 22 сентября 2017 года, 21:21:13
И они достигли Йотунхейма, мрачного и холодного края, где до сих пор не бывал по своей воле ни один человек. Своими глазами увидели горящие в небе разноцветные огни, чудовищных мохнатых зверей, немыслимых в Мидгарде. Переправились через бурную реку и поднялись по отвесному склону Ледника. Могла ли королева Ютурна представить во времена, когда италийская Этрурия казалась ей краем света, что будет укрываться со своими спутниками в пещере тролля от снежного бурана, грозившего похоронить их всех?
Но они дошли, хоть и многие храбрые викинги встретили в Йотунхейме гибель. Торстейн, самый ярый в отряде, едва не был убит на перевале созданными колдовством полуйотунами, но его исцелила внезапно пришедшая на помощь женщина, превращавшаяся в орлицу. Узнав по действию Зелье Жизни, Ютурна встретилась взглядом с неожиданной спасительницей, и та чуть заметно кивнула. Больше между ними не было сказано ни слова, но они прекрасно поняли друг друга.
В той же пещере им суждено было пережить и еще одно опасное приключение. Стирбьерн убил напавшего на них тролля, когда его старший сын лежал раненый. Он вовсе не собирался отнимать у молодых приличествующую их возрасту долю подвигов, просто так получалось само собой. К тому же, где-где, а в Йотунхейме приключений хватало каждому.
И все же, даже преодолев Ледник, отряд Стирбьерна едва не полег у самых вражеских дверей. Только своевременный приход поднявшихся по горной реке кораблей под командованием Ульва Черного спас их, окруженных врагами.
Но поход в Йотунхейм не принес им окончательной победы над вождем йотунов Эдгаром, занявшим место Золотой Змеи. Тот спасся, да еще захватил с собой Сольвейг и унес в Землю Закатного Солнца. Там и состоялась последняя битва с йотунами, успевшими привлечь на свою сторону и часть краснокожих. По пути туда Стирбьерн оспаривал у старшего сына право убить Эдгара. Юноша рвался отомстить похитителю своей невесты; его отец по-прежнему считал истребление йотунов своим долгом. Но оказалось, что спорили они напрасно. Эдгару не суждено было погибнуть в честном бою, его заколола кинжалом Инга. Так окончилось последнее вторжение йотунов в Мидгард.
Но, если не грозили больше древние, нечеловечески могущественные противники, то уж возможностей усложнить себе жизнь люди во все времена находят себе немало. Исключением не стал и род Асгейра по мере того, как вырастало новое поколение. Торстейн был доволен жизнью, женившись на Сольвейг, ради которой пришлось столько пережить. Хромой Асгейр получил в удел Зеленую Землю и поселился там. На большом острове предстояло с чистого листа устроить жизнь, давным-давно налаженную в Земле Фьордов; это была задача не для одного поколения. Но третьему сыну конунга хватало твердости и упорства, чтобы добиться своего.
Сложнее было с младшим, Гуннаром Бешеным. Еще в семнадцать лет он, собрав отряд таких же отчаянных удальцов, отбил у хельсинстандского ярла Торфинна драккар "Морской Змей". Юноша хотел отличиться сам, независимо от своей семьи. В течение нескольких лет Гуннар на "Морском Змее" носился ураганом по всем западным морям, разоряя без разбора свои и чужие корабли и прибрежные поселения. Он вел такую жизнь, что в итоге сам Стирбьерн конунг отрекся от младшего сына и заочно объявил его изгнанником, которого дома ожидал суд. Тогда Гуннар ушел в Землю Закатного Солнца, где незадолго до того обосновался его старший брат Хродгейр с Сигвальдом, сыном Ульва. Те приняли беспокойного родича, но он и там не мог ужиться. Гуннар, сын Стирбьерна, мнил себя равным отцу, но для него в мире не было второй Золотой Змеи, и его вечная неудовлетворенность приносила лишь разрушения. Молодой викинг и его хирдманы вели себя в Земле Закатного Солнца грубо, не считаясь ни с кем, и вызвали ссору с местными жителями. В итоге Гуннар был убит краснокожими, едва не возненавидевшими всех белых вовсе. Хродгейру и особенно Сигвальду понадобилась вся мудрость и красноречие, чтобы вернуть расположение скрелингов. Спасло лишь то, что Сигвальд был им родным по матери. Да еще найденное Хродгейром железо оказалось очень кстати. За прошедшие годы краснокожие убедились, что железное оружие белых людей лучше их каменного.
Так Хродгейр Черный Кузнец первым научил краснокожих добывать руду, плавить железо и ковать из него оружие и другие ценные вещи. И это не было низкой работой для сына конунга; ведь и сам Стирбьерн когда-то лично выковал из небесного железа секиру для битвы с Золотой Змеей. Постепенно освоившись в заморском краю, куда впервые попал еще младенцем, Хродгейр так и остался там, среди чужих по крови людей. Недаром он один из четверых братьев унаследовал черные волосы своей матери, королевы Ютурны.
Так же сделал Сигвальд, да и многие из пришедших с ним викингов, прижившись в Земле Закатного Солнца, уже никуда возвращаться не хотели. От них пошел совсем иной народ, унаследовавший часть обычаев и от северян, и от краснокожих, но сформировавшийся непохожим ни на кого.
Своих корней, впрочем, они не забывали. Хоть труден и опасен был морской путь через шторма и льды, но викинги набирались опыта и строили все более прочные, устойчивые корабли, способные преодолевать большие расстояния. Родина предков не становилась чужой переселившимся за море.
11  Клуб любителей всяческих искусств. / Наша проза / Re: Викинг и сивилла (кроссовер-автофанфик) было: 21 сентября 2017 года, 20:40:35
Отчасти причиной такого невнимания было и то, что у конунга с женой не хватало времени наблюдать за многочисленными родственниками. Летом они почти не бывали дома - либо в очередном морском походе, либо в разъездах по стране. Стирбьерн следил сам, как люди обживаются на открытых им островах, дважды бывал и в Земле Закатного Солнца, устанавливая прочную связь между новыми владениями и родиной предков. От его воинов рождались за морем дети с непривычно светлой кожей, там строились новые корабли, а привозимые с севера меха и моржовая кость не знали себе равных. Страны на юге, с которыми торговали северяне добытыми богатствами, и не подозревали тайны новооткрытых земель. Но, хоть бы они и узнали - Стирбьерн не опасался возможных соперников. Чтобы пройти сквозь бури и шторма, сквозь туман и движущиеся льды, нужен не только опыт и знание северных земель - необходимо бесстрашное сердце викингов, их дерзкий дух, готовый, не дрогнув, встретить любую опасность.
Всем давно казалось, что остались далеко позади страшные дни Зимы Йотунов, и жуткие легенды вновь живут только в песнях скальдов. Однако, когда в Сванехольме готовились к свадьбе Торстейна и Сольвейг, огромный орел упал с неба и унес девушку прямо на север - в ту сторону, откуда на Землю Фьордов всегда приходил холод, а вместе с ним наступала и нечисть.
Едва взглянув на бледное, исполненное решимости лицо старшего сына, накинувшего на плечи синий плащ мести, Ютурна поняла, что будет. В зале звучали предложения дождаться весны и достичь Йотунхейма морем, но королева знала, что ее сын не станет ждать весны, ничего не предпринимая. Хродгейр и совсем юный тогда Гуннар горячо поддержали старшего брата. И - что сильнее всего удивило даже бывалых викингов, - и сам Стирбьерн конунг не пожелал уступить молодым славу этого похода. С быстротой молнии выхватив рунную секиру, взмахнул ею, так что воздух загудел над головами испуганных и восхищенных викингов. Стремительно вышел из-за стола, к сыновьям и другим людям, что собирались идти с ними.
- Я признаю твое право спасти невесту, - обратился он к старшему сыну. - Но не упущу случая побывать в Йотунхейме. Принимайте меня с собой! Ульв Черный, ты остаешься готовить корабли и войско к весне.
Той зимой конунгу Земли Фьордов исполнилось пятьдесят пять лет. В его рыжих волосах и бороде мелькала седина, но прежняя сила и точность движений еще оставались при нем. Даже возмужавший Торстейн, таскавший молодого быка за рога, все равно уступал отцу силой. Сейчас же, среди общего воодушевления,  лязга оружия и гремевших клятв мести, Стирбьерн казался всем ожившей легендой из прошлого, вернувшейся, чтобы окончательно добить йотунов. И сам он будто сбросил с плеч двадцать лет, и готов был бросить вызов еще одной Золотой Змее или любому врагу, что станет на пути.
И уж вовсе никого не удивило, что королева Ютурна встала рядом с мужем. За двадцать лет все привыкли к ней, никто уже не вспоминал, что она - южанка, попавшая в Мидгард колдовством. Зато вся Земля Фьордов знала о клятве Стирбьерна и о том, что королева спасла ему жизнь в битве с Золотой Змеей. Если уж спасенный Торстейном от разбойников на Ледяной Земле молодой южанин собирался идти на край света, кто мог помешать ей, освоившейся среди снегов и льдов, как будто здесь родилась?
Ютурна тоже мало постарела за прошедшие годы. Те, кто не знал, не давали ей и сорока лет; ни лицо, ни фигура, гибкая и вместе с тем крепкая, не выдавали в ней мать четверых детей. То ли бессмертный дух Сивиллы не позволял ей постареть, то ли жизнь со Стирбьерном Беспокойным и унаследовавшими тот же нрав сыновьями не располагала к тому, чтобы превратиться в важную ленивую мать семейства. Сейчас Стирбьерн взглянул на жену с любовью и гордостью, когда она стала в общий круг.
Из сыновей конунга только хромой Асгейр вынужден был остаться дома. По лицу мальчика текли слезы, но несчастье научило его рассудительности, и он понимал, что будет обузой в опасном пути. Иное дело - Гуннар, которого тоже хотели оставить дома, так как ему исполнилось всего одиннадцать. Отцовский запрет на сей раз не возымел над ним власти, и даже когда Стирбьерн высек его до крови, Гуннар поднялся со скамьи, словно не чувствовал боли, и поклялся, что зарежется, если его не возьмут с собой. Тут уже конунг понял, что напрасно пытаться сломить его, что в упрямом подростке живет дух викинга, тот самый, что он ценил больше всего. И согласился.
А другой одиннадцатилетний мальчик - Сигвальд, сын Ульва и Уит-Уис, встретил отряд Стирбьерна в лесу три дня спустя. Сбежав из дома со своим псом, Сигвальд устроил все так, чтобы конунг уже не мог отослать его домой. И тот согласился, вслух поздравив младшего сына и племянника с началом военной карьеры. А про себя невольно сравнивал двух многообещающих мальчиков, которым дал шанс проявить себя. И не мог себе ответить, который из них больше достоин уважения: тот, что, несмотря на боль, решился открыто требовать желаемого у своего отца и конунга, или тот, кто добился своего не только решительностью, но и хитростью, что под стать опытному воину?
12  Клуб любителей всяческих искусств. / Наша проза / Re: Викинг и сивилла (кроссовер-автофанфик) было: 21 сентября 2017 года, 20:40:22
Глава 11. Годы спустя
После открытия новых земель на западе прошло много лет. Разоренная нашествием йотунов Земля Фьордов постепенно восстанавливалась, выжившие люди отстраивали поселения, заново налаживали жизнь, чуть было не разрушенную навсегда. Новые, сложенные из еще светлого торфа, дома и целые усадьбы крепко врастали в землю. Зеленели поля, на них росли не дикие травы, но бледнел голубыми цветами лен и колосился ячмень, чтобы быть сжатыми осенью. На пастбищах снова паслись не лоси и кабаны, но прирученные лошади и коровы. Рыбаки вновь добывали полные сети живого, трепещущего морского серебра. А по весне из каждого фьорда, как встарь, выходили на поиски добычи и приключений драккары, украшенные причудливыми носовыми фигурами. Новые отряды викингов стремились навстречу подвигам. Длинные весла вращались в крепких руках викингов, плескалась вода под килем, звенела сталь, складывались песни и саги о новых подвигах, чтобы впоследствии увлечь новые поколения воинов. Лилась кровь и пылал пожар, слышались стоны и плач женщин... но кто задумывался над этим?
Удалось разыскать и затерявшуюся в лесах сестру Ингвара ярла, Астрид, со ставшим ее мужем Лейвом Изгнанником. Их тоже не миновали бедствия Зимы Йотунов, о чем свидетельствовала висевшая на стене отрубленная черная рука огненного великана, убитого Лейвом. Но конунг с семьей, побывавшие в Лесной Земле вместе с Ингваром и Фрейдис, с приятным удивлением обнаружили на месте дикого леса небольшой, но процветающий поселок, построенный и заселенный спутниками Лейва.
Еще узнав от Ингвара об этом скандальном происшествии, Стирбьерн конунг захотел побывать в Лесной Земле, куда до сих пор почти не заглядывали люди. Правда, осуществить это удалось лишь спустя шесть лет, но это не помешало ему поехать туда, взяв с собой жену и подросших к тому времени старших сыновей. Быть может, Стирбьерн надеялся также помирить брата с сестрой, но если так - по прибытии обнаружилось, что в его посредничестве нет нужды. Ингвар, найдя свою сестру живой и здоровой, и к тому же - полновластной госпожой новых владений, охотно простил ее и Лейва. Да и Лейв из нищего изгнанника становился хозяином богатейших лесных владений, равным любому приморскому ярлу. И хорошо, что Стирбьерн согласился признать его права: ведь эта поездка завязала на всю жизнь новые жизненные узлы, каких на тот момент не могла предугадать и Вещая Ютурна. Когда их со Стирбьерном сыновья, особенно старший, Торстейн, весело играли с его ровесниками, братом и сестрой, детьми хозяев Лесной Земли, никто не подозревал, что именно золотоволосая Сольвейг станет невестой наследника Земли Фьордов. Они и сами, конечно, ни о чем подобном не задумывались в детстве. Но раз проложенной между побережьем и Лесной Землей дороге уже не позволяли зарасти, сообщение между ними продолжалось. К тому времени, как Торстейн превратился в рослого рыжеволосого юношу, рано созревшего и очень похожего на отца, а Сольвейг - в яркую золотоволосую девушку, они оба точно знали, что любят друг друга, и не желают и думать ни о ком другом.
К тому времени у Стирбьерна с Ютурной было четверо сыновей. После Торстейна и черноволосого Хродгейра у них родился еще Асгейр, названный так в честь прародителя рода конунгов, и последним - Гуннар, унаследовавший от отца рыжие волосы. К сожалению, на долю молодого поколения тоже выпало немало испытаний. Асгейру в четырнадцать лет во время охоты вепрь переломил коленом ногу, и юноша навсегда остался хромым. Трудно было представить, что викинги когда-нибудь последуют за хромым вождем, что сам он сможет сражаться в общем строю, удержится на палубе драккара в шторм... Но, пожалуй, еще больше тревожил родителей Гуннар, которого еще в детстве прозвали Бешеным. В отличие от отца и старшего брата, тот не стремился преодолевать доставшийся ему дар берсерка и действовать разумно. Напротив, с детства по-настоящему счастливым себя чувствовал, лишь встретив сопротивление своей воле, которое следовало подавить любой ценой. Конунга с женой успокаивало лишь то, что Гуннар - младший сын, и перед ним идут трое других, из которых, во всяком случае, у старших двух всегда хватало сил с ним справиться.
За прошедшие годы родилось много детей и у других обитателей конунговой усадьбы, как и повсюду в Земле Фьордов, спешащей восполнить потери в войне с йотунами. Ульву его краснокожая уроженка Земли Закатного Солнца родила сына и двух дочерей, таких же черноволосых, как их родители.
А спор и обещанную конунгом золотую цепь неожиданно выиграл Лодин Однорукий. Его жена Гунхильд, последняя из прервавшегося рода ярлов Хормунд-фьорда, племянница старой королевы Ингрид, родила ему шестерых сыновей и двух дочерей. Ютурна честно подарила победительнице золотой венец; но, как оказалось впоследствии, не к добру. Вместе с ним в сердце Гунхильд вселилась роковая гордость и честолюбие последней римской царицы. Правда, пока ее дети были малы, она ничем не выдавала своего недовольства тем, что ее муж - не конунг, но лишь двоюродный брат конунга. Опасалась и Стирбьерна, и свою тетку, старую королеву, по-прежнему зорко следившую за всем, что происходит в Сванехольме. Никто и не замечал ничего подозрительного. Даже то, что старшего сына Лодин и Гунхильд назвали Харальдом, все приняли как должное, равно как и всю растущее обожание матери к этому мальчику... Наверное, того, что должно произойти, не предвидеть даже Сивилле, и не избежать никак.
13  Клуб любителей всяческих искусств. / Наша проза / Re: Викинг и сивилла (кроссовер-автофанфик) было: 20 сентября 2017 года, 21:30:35
По правде говоря, сами краснокожие, называвшие себя делаварами, не особенно стремились чему-то учить своих гостей, хоть и отнюдь не скрывались от них. Просто, по их традициям, взрослому мужчине, посвященному воину, не приличествовало показывать любопытство, что бы ни происходило. Внешней суровой бесстрастностью, за которой порой скрывалось горячее сердце, краснокожие больше напоминали Ютурне ее соотечественников, римлян, чем яростных северян. Но их вождь, которого звали Виквэя, со своими советниками часто приглашал белых к себе, и из этих бесед викинги узнали многое о Земле Закатного Солнца. Узнали, что край этот и вправду обширен и богат лесом и рыбой, дичью и мехами. Но и здесь, как всюду под солнцем, не было мира. Эту землю оспаривали друг у друга множество разных племен. В начале зимы викингам вместе с новыми союзниками пришлось столкнуться с опасным противником - Союзом Шести Племен. Четыре зимы назад они уже нанесли делаварам сильное поражение, а теперь совершили новый набег.
На этот раз им вместе с викингами удалось изгнать завоевателей. И война эта, хоть и унесла жизни двенадцати северян, отнюдь не оказалась для них бесцельной. На каждого отправившегося в Вальхаллу приходилось по десятку убитых краснокожих, не имевших ни железа, ни доспехов. А главное, о чем не забывал думать Стирбьерн - они показали свою силу этой земле, своим будущим друзьям и врагам. Его поход - всего лишь первая разведка. Его сыновьям, оставшимся в лагере под присмотром делаварских женщин, уже будет легче, если они придут сюда.
Неудивительно, что Стирбьерн согласился с замыслом делаварского вождя скрепить союз браком его викингов с местными девушками и молодыми вдовами.
- Моя жена со мной, и я не хочу брать вторую, - сообщил он Виквэе, - но твои соплеменницы получат в мужья самых доблестных воинов из-за моря.
Вскоре женился даже Ульв Черный, да не на ком-нибудь, а на дочери самого вождя, красавице с черными косами и ослепительной улыбкой. А произошло это благодаря Ютурне.
Она давно обратила внимание, что Ульв, встретившись случайно с дочерью вождя, подолгу провожает ее взглядом, а потом вздыхает и, как прежде, молчит целыми днями. Стала чаще приглашать девушку к себе, когда Ульв был поблизости, так что они виделись. Но оба так и расходились, не сказав друг другу ни слова. Весной викингам предстояло вернуться домой, и оба это понимали.
У Уит-Уис, единственной дочери Виквэи, был жених - точнее говоря, был юноша, мечтавший на ней жениться, и продвинувшийся в этом намерении несколько больше других молодых воинов. Его звали Лони - Шум Дождя По Крыше. Он постоянно следовал за девушкой по пятам, и вырастал как из-под земли, куда бы она ни пошла. Однажды, когда Уит-Уис передала Ульву вышитую куртку, и тот улыбнулся в ответ, появился Лони, схватил девушку за руку и грубо повел, почти потащил ее за собой.
Сидевшая тут же Ютурна внимательно взглянула на побледневшего и нахмурившегося Ульва, и проговорила:
- Неужели ты, сын Харальда, отдашь такую чудесную девушку этому ревнивцу?
- Девушка и вправду чудесная, - Ульв, казалось, не сразу перевел дыхание. - Но какое я имею право вмешиваться? Он одного с ней племени. А я... не отец, не брат и не муж ей...
- Можешь стать мужем, - заметила Ютурна. - Ты после Стирбьерна знатнее всех здесь, и достоин жениться на дочери вождя. Тем более, что Виквэя, да и сама Уит-Уис, не очень-то любят этого Лони. Он сватается к ней уже несколько лет, и все безрезультатно. Тебе они не откажут.
Но Ульв, с отчаянной тоской поглядев на стоявшие на берегу реки драккары, замотал головой.
- Нельзя! Взять ее в жены до весны, а потом проститься?
- Возьми ее с собой, если действительно ее любишь, - убеждала Ютурна. - Ступай прямо сейчас к ее отцу, упрашивай, плати любой выкуп мехами и железом. Будь красноречивым раз в жизни, Ульв Черный! Если надо, Стирбьерн тебе поможет, но за свою любовь каждый мужчина должен бороться сам!
Неизвестно, о чем именно Ульв говорил с вождем и его дочерью, но вскоре привел ее в лагерь викингов и поселил в своем шатре. Только однажды их покой подвергся опасности - когда Лони попытался похитить свою бывшую невесту. Но Ульв, вовремя вернувшийся с охоты, сразился с молодым краснокожим и убил его. Никто из делаваров не возражал против этого: Лони сам нарушил все законы, пытаясь отнять чужую жену.
Ульв объявил, что возьмет жену с собой. Стирбьерн, узнав об этом, радостно хлопнул его по плечу и пообещал, имея в виду не только присутствующих здесь двоюродных братьев, но и оставшихся дома Лодина и Карла:
- Посмотрим, у кого через десять лет будет больше всего детей! Победитель получит в подарок большую золотую цепь, добытую на родине моей Ютурны, - он обнял жену за талию.
А она добавила в тон мужу:
- Тогда матери семейств заслуживают награды не меньше отцов, и даже больше. Я подарю победительнице золотую корону римских цариц - или оставлю себе, но только если сама честно окажусь победительницей состязания.
Робкая краснокожая женщина прижималась к плечу Ульва; она еще не слишком хорошо понимала язык северян, и ей было неясно, почему так откровенно смеются бледнолицые пришельцы...
В Земле Фьордов уже начиналось лето, когда путешественники возвратились домой.
14  Клуб любителей всяческих искусств. / Наша проза / Re: Викинг и сивилла (кроссовер-автофанфик) было: 20 сентября 2017 года, 21:30:23
Когда настал рассвет, открывшийся вид не обманул самых смелых представлений викингов. Неподалеку в море впадала большая река, по ее берегам высился самый настоящий лес, ничуть не хуже, чем где-нибудь в горах Земли Фьордов. Приближалась осень; листья на некоторых деревьях пожелтели, а на иных, незнакомой породы, превратились в алые пятиконечные звезды. При виде драккаров шумно снялась с воды стая диких гусей. Воздух заметно потеплел, викинги сняли теплые куртки.
Окинув спутников торжествующим взглядом, Стирбьерн смело направил "Молот Тора" в устье реки. Он не особенно удивился, что за Ледяной Стеной обнаружилась цветущая земля, и готов был узнать ее лучше. Этот край послужит его племени получше диких и бедных островов, скованных льдами. Увидев своих сыновей, гоняющихся за крупной пестрой бабочкой, неосторожно присевшей на палубу, рыжеволосый викинг улыбнулся. Они еще не подозревают, что это не просто бабочка, но будущее их, потомков Асгейра!
Конечно, викингам следовало держаться осторожно в только что открытой ими стране. Они держали под рукой оружие и внимательно вглядывались в возвышавшуюся по обе стороны лесную чащу. Если Земля Закатного Солнца всюду так же хороша, как берег, к которому они причалили, то и здесь могут жить люди, а то и кто-нибудь похуже людей. Было бы безумием всего на двух драккарах объявлять войну незнакомому краю. Но, что остановило бы другого, Стирбьерна только подхлестывало взглянуть в лицо всему, что может их ожидать здесь. Встретившись взглядом с женой, он понял, что и она думает о том же.
- Если за морем живут люди, то интересно, как они выглядят и чем отличаются от нас, и какие боги создали их, - проговорила королева Ютурна с блестящими от волнения глазами.
Встретиться с обитателями Земли Закатного Солнца им довелось в тот же день, и довольно быстро. Как ни внимательны были викинги, но лесные жители у себя дома двигались стремительно и бесшумно, как лисы. Узкие и длинные лодки с сидящими в них краснокожими воинами смело бросились наперерез переднему драккару из мелководной речной протоки, другие в то же мгновение двинулись в обход, замыкая кольцо. Тут же взвыл большой рог Ульва.  Оглянувшись вперед, Стирбьерн увидел, что и второй драккар окружен краснокожими. Со всех сторон на них были нацелены туго натянутые, готовые к выстрелу луки.
На некоторое время викинги и местные замерли друг против друга в обманчивом спокойствии, за которым крылось крайнее напряжение. Теперь Ютурна могла рассмотреть местных жителей. Они действительно были настолько смуглыми, что кожа их казалась красной; даже сама она, южанка, рядом с ними выглядела бледной, не говоря уж о белокожих северянах. Бород у незнакомцев не было, длинные гладкие черные волосы свободно спадали по спине. Но никто не усомнился, что перед ними мужчины, и что в виду их численности сражаться с ними - верная смерть. Даже перья и нити цветных бус, которыми незнакомцы украшали свою одежду и волосы - иные щедро, другие беднее, должно быть, в зависимости от возраста и репутации, - никого не ввели в заблуждение. Кое-кто из викингов хихикнул было, но Стирбьерн строго взглянул на шутников. Подняв на носу "Молота Тора" знак мира - белый щит, Стирбьерн с удивлением увидел и в руках одного из краснокожих шкуру белого волка. Ошибиться было нельзя - у неведомого народа из-за моря был такой же символ, как у них. Значит, с ними возможно договориться?
- Они удивлены и немного испуганы, как и мы, - вполголоса сказала мужу Ютурна. - Они внимательно следят за каждым нашим движением, но не хотели бы нападать, если их не спровоцировать. Видят, как сильны твои воины, и не хотят понапрасну сражаться, когда нет причин для вражды. Мы для них чужестранцы, но еще не враги. Врагом чаще бывает ближайший сосед.
- Все-то ты знаешь, Вещая, - усмехнулся Стирбьерн; так он привык, отчасти шутя, отчасти из подлинного уважения к ее дару, называть свою королеву. - А не можешь ли объясниться с ними, поговорить от нашего имени? На первых порах было бы неплохо заключить с ними союз. Если эта страна обширна и населена, нам будут кстати союзники из местных.
Ютурна покачала головой; она уже надела крылатый шлем.
- Откуда же мне знать их язык? Здесь нет никакой магии, вроде той, что привела вас в Рим. Боги хотят сказать: сами сумели забраться сюда - сами осваивайтесь в чужом краю, узнавайте его жителей и их повадки.
Им ничего другого и не оставалось. К счастью, Ютурна оказалась права: краснокожим война нужна была не больше, чем пришельцам. В конце концов, с ними удалось объясниться с помощью жестов и нескольких звуков, которые обе стороны использовали, показывая то на себя и друг на друга, то на предметы вокруг. В конце концов, краснокожие пригласили викингов следовать за собой.
В гостях у жителей Земли Закатного Солнца, но не вместе с ними, пришельцы прожили всю осень и зиму, постепенно узнавая язык и обычаи хозяев. Язык их был трудным, произношение - резким и гортанным, не похожим ни на один знакомый викингам язык, но, общаясь каждый день, волей-неволей пришлось научиться понимать друг друга. А тогда уже сделались понятны узлы на переплетенных нитках бус, узоры на шатрах из шкур и на одежде, тоже имевшие совершенно определенное значение, и многое другое.
15  Клуб любителей всяческих искусств. / Наша проза / Re: Викинг и сивилла (кроссовер-автофанфик) было: 19 сентября 2017 года, 20:51:06
- Зеленая Земля! - сказал Стирбьерн, разглядывая горящими глазами остров с вершины высокого холма. - Клянусь молнией Тора, нам будет что рассказать дома! Никогда не думал, что так далеко к северу может лежать богатая земля. Но это правда: здесь можно расселить всю Землю Фьордов, и еще останется место. Все, кто бедствовал дома, и кого разорили проклятые йотуны, здесь будут жить как ярлы.
Поднявшийся вслед за ним на возвышенность, с которой открывался вид далеко вперед, Халльдор с сомнением покачал головой.
- Очень уж далеко лежит этот остров, не каждый решится сюда плыть. Да и мы не знаем, какова зима на этой Зеленой Земле.
Стирбьерн в ответ пожал плечами.
- Людям надо будет постараться, а как же! Всеми благами их только Всеотец Один обеспечит в Вальхалле. Трудности, что придется преодолевать, не дадут людям забыть, что они викинги.
Тем временем Ульв, обернувшись к спорящим двоюродным братьям, заметил:
- В Зеленой Земле не растет лес, здесь не построить новых драккаров.
Но Стирбьерна не обескуражило и это замечание.
- Для начала хватит кораблей, что мы приведем. А там, кто знает: быть может, за Зеленой Землей лежат другие края, более теплые и плодородные, где растет лес? Тогда поселенцы смогут брать за морем все, чего недостает здесь.
В этот раз даже Ютурна удивилась замыслам своего мужа.
- Ты думаешь, дальше, за Зеленой Землей, снова начинаются края, где растет лес? Да ведь в море повсюду льды!
- Тогда и здесь должны быть льды, но мы видим цветущие луга! - Стирбьерн, как бык, взрыл ногой землю, подбросил вверх пучок травы. - Я не знаю, что может нам встретиться... Но мне что-то подсказывает, что самое важное, самое главное еще лежит впереди. Для того мы и идем, чтобы это узнать, и меня уже ничто на свете не удивит. На этих островах хватит дел для наших детей - быть может, они достанутся во владение моим сыновьям. Но открыл их все-таки я! - горделиво усмехнулся конунг Земли Фьордов.
В доказательство сего свершения он лично установил у входа в облюбованную им гавань большой камень, на котором высек секирой знаки рода Асгейра. Однако же, дальше оставаться на Зеленой Земле не пожелал. Быть может, когда-нибудь после. А если не он, то со временем Торстейн или Хродгейр, или другие дети, что еще будут у них с Ютурной, придут сюда хозяевами Зеленой Земли. А пока что его властно манило Неведомое. Не для того он покинул Землю Фьордов, чтобы задерживаться на новом берегу. Осмотрев большой остров, викинги задержались там ровно настолько, чтобы отдохнуть перед новым броском в северные моря.
На пятый день после отплытия начался шторм. Высокие волны швыряли оба драккара, как щепки, захлестывали борта. На "Молоте Тора" угрожающе скрипела поврежденная мачта, на "Ютурне" смыло двух гребцов вместе с веслами.
Королева вместе с детьми и своими служанками теперь пряталась в шатре от ярости волн и пронизывающего холода. Она не знала, сколько времени прошло, и как долго им еще носиться игрушкой шторма. Когда никто не слышал, она то молилась богам своей родины и севера, то ругала Стирбьерна за его безумное пристрастие к риску. "Ты говорил - детям будет спокойнее с матерью, да и мне не следует надолго оставлять их... А теперь Хродгейр кашляет, и оба они не могут есть, как и я сама... Боги, скорее прекратите шторм, если хотите, чтобы мы добрались туда, куда вы указываете. Уже довольно вы нас испытывали, слышите? Мы готовы придти к нашей цели..."
Пока она молилась так над забывшимися сном детьми, шторм и вправду свернул в сторону. Драккары, хоть и сильно потрепанные, встретились вновь. Как раньше, бок о бок, двинулись они вперед - две крошечных на фоне бескрайней морской шири щепки, угольно-черных на свинцово-сером.
А, когда огненно-красное на закате солнце опустилось в море, окрасив волны багрянцем, перед странниками поднялся берег. Света еще хватало, чтобы разглядеть впереди поднимавшуюся стену леса.
Стрибьерн протрубил в рог, сигнализируя второму драккару стать на стоянку рядом. Даже в сигналах его рога слышалась насмешка над Ульвом и Халльдором, сомневавшимися в наличии новой земли.
На ночь глядя не стали высаживаться на неизвестную землю. Два драккара так и стояли у берега, ожидая рассвета, когда можно будет разглядеть все. Никто в эту ночь не сомкнул глаз. Все пытались представить себе Землю Закатного Солнца, как стали ее называть, и в то же время ждали: не придет ли им навстречу какой-нибудь неприятный сюрприз с берега, которого они не знают? Но все было тихо.
Ютурна, к которой мгновенно вернулись силы, стояла рядом с мужем возле статуи Тора, пытаясь при свете факела разглядеть хоть что-то, помимо галечного берега и леса за ним. Минута слабости была забыта; она не меньше викингов стремилась увидеть незнакомую землю. Землю, которой суждено, как предчувствовала Сивилла, сыграть важную роль в судьбе присутствующих здесь и ее собственного рода.
Она вздохнула и крепко сжала руку мужа в темноте.
Страницы: [1] 2 3 ... 291
Powered by MySQL Powered by PHP Форум официального сайта Веры Камши | Powered by SMF 1.0.10.
© 2001-2005, Lewis Media. All Rights Reserved.
Valid XHTML 1.0! Valid CSS!