Официальный сайт Веры Камши
Официальный сайт Веры Камши
Автопортрет и не только Вторая древнейшая Книги, читатели, критика Заразился сам, зарази товарища Клуб Форум Конкурс на сайте
     
 

Шар Судеб

Мнение уже прочитавших

Родент

Где-то с той стороны, на изнанке мира катится по лабиринту шар Судеб. На поверхности начинаются войны, рушатся города, сходят лавины. Шар можно подтолкнуть, направить в другую колею, но и там он будет крушить и давить – он не умеет другого. А люди чувствуют, как дрожит земля – и пытаются что-то предпринять.

Военные разгадывает чужие загадки и загадывает свои. Руперт фок Фельсенбург танцует со смертью. Лионель Савиньяк играет с очень опасным зверем. Ричард Окделл ищет свою королеву. Робер Эпинэ ее нашел. Рокэ Алва стежок за стежком сшивает распадающуюся карту. Противник у живых и мертвых – один.

Dama

На первый взгляд, "Шар судеб" может показаться более камерным, чем предыдущая книга, но лишь на первый взгляд. За два месяца, что занимает её действие, происходит множество событий, и чуть ли все герои проходят проверку на прочность.

Полна сюрпризов и неожиданностей для обеих сторон военная кампания в Гаунау. В Дриксен проще всего фельдмаршалу Бруно, у которого есть враг, армия и приказ. Куда сложней разобраться в эйнрехтских хитросплетениях, а, разобравшись, не возненавидеть все и вся.

На юге набирает обороты большая война. Мориски, Гайифа, Бордон, Ургот, Фельп, Алат, Кагета… Может, маршал Алва и понимает, что к чему, но у людей попроще голова идет кругом, впрочем, Марселю представляется возможность сравнить бой на суше с боем на море, а Эмиль получает новое назначение.

В Олларии всё спокойно. С военной точки зрения, но к Леворукому такое спокойствие! Роберу придется взвалить на себя новые обязанности, а Ричарду ощутить на себе взгляд высших сил. Катарина готовится расстаться с регентством, Штанцлер пытается вернуть утраченные позиции, Карваль исправляет свою давнюю ошибку, а графиня Савиньяк берется за роль следователя по особо важным делам.

Кроме того, вновь появляются братцы Катершванцы, их непарный родственник наставляет и школит неразумную молодёжь, а заодно и всех, кто попадётся под руку, выступает в поход армия Дьегаррона, наносят визиты потусторонние гости, и все громче звучит струна тревоги. Канун Летнего Излома - начало обвала.

Риш

Завершился Круг Скал. Излом. "Ничье время". Время не высших сил – время людей. Время человеческих решений и человеческих поступков. Время прохождения "точки возврата". Мир уже никогда не будет таким, как был. Люди уже никогда не будут прежними. Но изменяют они себя сами – ни воля высших сил, ни приметы, ни проклятья тут не при чем. Почти не при чем…

«Моя кровь и моя Честь принадлежит...» - вновь клянется юный Повелитель Скал.

«Зарраза!» - восхищенно выпаленное в спину словцо намертво прилипает к молодому полковнику.

«Будь счастлива, любовь моя. Пусть без меня, но будь жива и счастлива! – решает за себя и возлюбленную герцог Эпинэ.

«Быть тебе адмиралом!» – пророчит старый боцман родичу кесаря.

«Не знаю, обрадуют тебя эти вести, или огорчат...»- пишет старому другу влиятельная особа.

«Зачем дорога, если она не ведет к армии?» - недоумевает Первый маршал Талига.

«Бумага горит, а клятва держит» - заключают договор два варвара.

Распевает очередной романс уже не урготский граф, но снова талигойский капитан. Смеется голубоглазая девушка-чайка, кружа в звездном танце и тех, кто стремиться к ней, и тех, кто бежит прочь. «Ты успеешь, только не иди навстречу! Думай не о себе, о себе - поздно!» - взывает к живым мертвый капитан плененного корабля.

Катится Шар Судеб. До начала нового Круга осталось...

Раэне и Allor

...Ветер и танец, плесень и глянец, вера и верность, мертвая кровь. Клятвы былые, помыслы злые, все уже было, будет и вновь. Верить ли в счастье, если злой властью, горькою властью ты облечен? Танец быстрее, ветер сильнее, кто дотанцует, кто – обречен? Выжить – отрадно, но данс макабр кружит Шар Судеб, гонит коней, в пляске равняет и забирает простолюдинов и королей... Ярость обвала, поиск штурвала, море отняло, море дало. Звезды смеются, камни трясутся, скалы прикрыли, небо спасло. Горькое лето, маки-приветы, поиск ответа темен и слеп. В темном колодце лилией бьется звездного танца бешеный свет...

Каждая новая книга «Отблесков Этерны» - это новые грани и новые открытия. Казавшиеся несколько книг назад второстепенными герои выходят на первый план, а те, что знакомы с первых страниц, преподносят сюрпризы.

Тем не менее, новое раскрытие уже, казалось, привычных образов закономерно, вроде, что-то такое от них и ожидалось, но как же неожиданно оно разворачивается! Катари, Дикон, Штанцлер, Арлетта... Что их связывает и чем все это закончится?

Наследник владетельного рода Фельсенбургов: что он выберет – семейную игру или то, что диктуют верность и честь?
Измученный до предела Робер: поможет ли ему так неожиданно обретенная любовь?

Близнецы Савиньяки: у каждого своя «тропа войны», и каждый идет по ней, отдавая все силы и способности. Дойдет ли?

И те, кто не смог полностью оставить мир живых, тоже воюют, насколько им это дозволено и в их силах. Их ведет долг и любовь к своему миру, но как же, даже зная многое, трудно достучаться до тех, кто предал и не осознал предательства, тех, кто уже и кровь свою живую не может отдать, а мертвая кровь... Ею тоже можно распорядиться на благо.

Сама земля в преддверии бед пытается бороться, как может, но как мало тех, кто это чувствует – и они пытаются сохранить то, что можно сохранить, и идут на уступки, чтобы спасти мир. Мир на Изломе.

Ира66

Если бы меня попросили охарактеризовать «Шар судеб» одной фразой, я выбрала бы такую: «туда, откуда вытекла совесть, приходит небытие».

Это ведь так просто – чуть-чуть погрешить против совести... чуть приврать, чуть сподличать... иногда просто промолчать, сделать вид, что происходящее тебя не касается. А в ответ получишь... ой, сколько можно получить в ответ!
Вот только эти маленькие грешки имеют тенденцию накапливаться, собираться... и постепенно жизнь – одного ли человека, города ли или даже целой страны исчезает, тает, уменьшается, словно шагреневая кожа.

И пусть это происходит медленно и незаметно, пусть люди продолжают при этом вести вроде бы нормальную жизнь, и искренне не понимают, что натворили – но рано или поздно все заканчивается, и наступает то самое небытие.

Как защититься о него? Очень просто: остаться человеком, не утратившим совесть. Если угодно – варваром; да и какая разница, как назвать того, кто помнит, что делали в таком случае предки и прячет свою гордость и свое тщеславие, дабы защитить тех, за кого в ответе. В этом томе герои ведут едва ли не самый главный бой: с собой, за право остаться человеком. Но получается, увы, далеко не у всех.

Интриги, любовь, дружба, ненависть, горечь, недоумение, обида – все эти чувства героев встают как на ладони перед нами и снова и снова напоминают: туда, откуда ушла совесть...

Книга прочитывается на одном дыхании и держит в напряжении на протяжении всего текста. И я уже завидую людям, которым только предстоит ее читать.

Ela

Оторваться от книги положительно невозможно. Долгожданное возвращение в Кэртиану состоялось - и мы полностью погружаемся в вихрь событий. Военные действия и интриги, любовь и вражда, раскрытие старых тайн и возникновение новых сменяют друг друга, из Олларии мы переносимся в Эйнрехт, от Печального Языка - на дорогу в Данар, события, герои и места действия сменяют друг друга. И тем не менее никакого ощущения "разбросанности", избыточности не возникает, напротив - все места действия, герои, все события являют собой нерасторжимое единство.

Когда я задумалась над природой этого единства, мне вспомнился прибор под названием "гомеостат". Простой на первый взгляд прибор - перед тобой шкала со стрелкой, под рукой у тебя - верньер, поворотам которого стрелка подчиняется. И задание на первый взгляд простое - поворотами верньера поставить стрелку в заданное положение. Просто, не правда ли? Однако стрелка подчиняется не только твоему верньеру, и не ты один управляешь ею. В заданное положение стрелку устанавливают еще несколько человек - и ты не видишь их, не знаешь, не можешь знать, что именно они делают сейчас и куда направляют ее. Так ли просто совладать со стрелкой прибора, не зная, кто еще и куда ее направляет?

А если еще и желаемое направление у сидящих за верньерами окажется различным...

И пляшет, пляшет стрелка, подчиняясь движениям множества рук...

Стрелка?

Нет - шар.

Шар Судеб.

Он такой невыносимо тяжелый - прокатившись, раздавит, как муху. Он такой невозможно легкий - довольно иной раз слабейшего толчка, даже мимолетного касания, чтобы его бег сменил направление.

И все герои, где бы они ни были, так или иначе касаются Шара Судеб. Кто-то хочет направить его в определенную сторону. Кто-то хочет избежать нежеланного направления - пусть катится куда угодно, лишь бы не сюда! Кто-то отказывается делать что бы то ни было - но отказ от выбора тоже выбор, и он тоже влияет на судьбу. Кто-то толкает Шар Судеб изо всех сил, кто-то едва дотрагивается, кто-то вообще не понимает, что творит. Но каждое прикосновение, каждый отказ от него меняет направление Шара, меняет жизни и судьбы - иной раз совершенно посторонних, казалось бы, людей.

Именно это и связывает воедино всех героев книги, является сквозным действием, заставляет напряженно следить за каждым событием, каждым словом - потому что даже случайно оброненное слово может оказаться тем самым касанием, которое заставит судьбу изменить направление. Этот Шар Судеб, его тяжелый и прихотливый бег при чтении ощущается почти физически.

Взаимоотношения человека и судьбы - наверное, одна из вечных тем в литературе. История Этерны раскрывает эту тему, начиная с первой же книги - казалось бы, что еще может добавить новая книга к предыдущим? Оказалось, что может.
Когда я читала первые книги эпопеи, возникало ощущение странной, но несомненной предопределенности. Людям кажется, что они свободны, они предпринимают самые различные действия, в том числе и из самых благих намерений - но благими намерениями выстлана дорожка в ад, и действия уже сплелись между собой в единую и неотвратимую ситуацию - они уже создали воронку муравьиного льва, идеальную ловушку, безупречный Мальстрем, и далее ситуация развивается уже по собственным законам: хочешь ты того или нет, но любое твое действие или бездействие вовлекает тебя в воронку судьбы, ускоряет низвержение в Мальстрем, погружение в водоворот, что бы ты ни делал и каким бы свободным себя ни считал - судьба властна над тобой. А вот в "Шаре судеб" дело, как мне кажется, обстоит наоборот: люди считают себя связанными - долгом, обстоятельствами, необходимостью, они зачастую считают, что делают только то, что должны, вынуждены - а между тем не ими играет судьба, а они сами вершат судьбу. При этом вершат ее нередко вслепую и сами того не зная - но вершат. В первых книгах мнящие себя свободными подчинялись общей судьбе - в этой книге полагающие себя связанными судьбу создают.

И читать о том, как именно они ее создают, с замиранием сердца ожидать, какой же она окажется - невероятно интересно. Новые встречи со знакомыми героями, новые события, новые повороты сюжета, одновременно неожиданные и ожидаемые... ох, как же трудно удержаться и не удариться в повальное цитирование, в пересказ, не намекнуть читателю хотя бы... очень трудно писать отзыв общими словами, когда каждую сцену хочется обсудить отдельно, о каждом герое поговорить, каждое событие обдумать!

А поскольку общими словами можно рассказать так мало - остается закончить анонс и уступить очередь самой книге.

Lliothar

"Очень трудно писать отзыв на книгу, о которой не можешь сказать ничего, кроме хорошего. Люди склонны больше верить худому, а хорошее подвергать сомнению. Однако это не повод выдумывать недостатки, не правда ли?

Можно разложить книжку на составляющие: тут у нас яркие и выразительные характеры, тут - сочный образный язык, вон с той полочки свешивается плеяда искусно использованных литературных приемов, а откуда-то сбоку лукаво подмигивает пушистый клубок сюжетных нитей, чьи кончики уже дразняще потянулись наружу, сплетаясь в четкий узор... Можно, господа. Но как-то все это... слишком технически, что ли. Все вместе ведь куда вкуснее.

"Шар Судеб" - это уже даже не совсем книга. Этот мир жив настолько, насколько вы не боитесь в это поверить. Открывая и перелистывая страницы, вы не видите персонажей, вы спешите на встречу с людьми, стремительно становящимися близкими. Прислушайтесь. Тревожным мягким речитативом льется в уши лейтмотив астэр. Среди горьких и странных песен, среди рухнувших старых лестниц мы идем по краю бумажного листка, и катится рядом незримый шар - по горам и равнинам, по городам и людским жизням, подминая и изменяя...

Хочется знать, что будет в конце этой дороги, - и не хочется, чтобы она кончалась."

 
 
Iacaa
 
Официальный сайт Веры Камши © 2002-2012