Официальный сайт Веры Камши
Официальный сайт Веры Камши
Автопортрет и не только Вторая древнейшая Книги, читатели, критика Заразился сам, зарази товарища Клуб Форум Конкурс на сайте
     
 

Эпиарх

 
Диамни собрал свои кисти и ушел. Он был трижды счастлив, этот художник -  потому что родился здоровым, потому что до безумия любил  свое дело и потому что не  принадлежал  к семье анаксов с ее  тайнами и заботами. Эрнани Ракан вздохнул и постарался сосредоточиться на гипсовом слепке. Совершенное в своей правильности лицо с пустыми белыми глазами вызывало тревожное, нехорошее чувство. Для Диамни Астрап  был всего лишь копией старой скульптуры, для Эрнани Ракана  напоминанием о том древнем и чудовищном, что  спало в его крови.

Эпиарх призвал на помощь всю свою волю и принялся за рисунок. На чистом листе начала проступать белоглазая, окруженная похожими на змеи локонами голова, и тут Эрнани заметил ошибку. Диамни тысячу раз  объяснял, как должен располагаться рисунок, но  у эпиарха изображение  отчего-то вечно сдвигалось в верхний левый угол. Юноша задумался, что делать дальше - попытаться исправить, оставить как есть или начать сначала и решил довести до ума то, что получилось. Слепые глаза раздражали, и Эрнани неожиданно для себя самого пририсовал сначала зрачки, а потом и ресницы. Лицо на рисунке стало не таким отталкивающим, и ученик мастера Диамни, закусив губу, принялся переделывать бога в человека.

- И с какой это радости ты взялся за  мою особу? – от неожиданности Эрнани вздрогнул, выронив грифель, и оглянулся. За его плечом стоял Ринальди.

- Я  не заметил, как ты вошел.

- Еще бы, ты так увлечен  искусством. Вот не думал, что это  заразно. Ты не казался человеком, готовым продать душу за удачную картинку.

- Что слышно? – Странно, на рисунке и впрямь вышел Ринальди и никто другой. Несомненно скульптор, изваявший одного из  Ушедших Богов взял за образец кого-то из семьи анаксов или из Дома Молнии. Раканы женились только на дочерях Высоких Домов, прародители которых были сыновьями Ушедших от смертных женщин. Неудивительно, что художники рисовали небожителей с земных владык – кому как не им походить на своих бессмертных предков, когда те принимали человеческий облик.

- Ну, задумался, - Ринальди дернул брата за ухо, - скажи хоть о чем.

- Об Ушедших, - признался юноша, - понимаешь… Мы рисовали гипсовую голову, потом я  зачем-то переделал ее в живую и получился ты.

- Ты хочешь сказать, что я похож на это чудовище? - Ринальди кивнул  на установленную на помосте скульптуру, -  будь это так, со мной ни одна  женщина не то, что спать, разговаривать бы не стала. И вообще не верится мне в наше божественное происхождение.

- Почему?

- Да потому что тогда б наши милые предки обошлись без армий и полководцев. Не спорю, Раканы были великими завоевателями, но людьми, а остальное – сказки, хоть и полезные.

- Кольца Гальтар, Цитадель, Лабиринт – не сказки.

Ринальди задумался, склонив  голову к левому плечу. Он был здоров, силен и потрясающе красив, но грозного величия и равнодушия, окружавшего Ушедшего  в нем не было

-  Тот, кто все это построил  и впрямь вертели силами,  которые нам, теперешним, и не снились, - средний из братьев Раканов  был непривычно серьезен, -  анаксы пыжатся и корчат из себя наследников Ушедших. Пока Кэртиана сильна, это нетрудно, но стоит хотя бы раз сесть в лужу, и все полетит к закатным кошкам. Если простонародья поймет, что им  две тысячи лет повелевали лжецы, которые  при большом желании могут сжечь дом, но не город, нас смахнут  с лица земли, как крошки со стола и правильно сделают.

Ты не покидаешь Цитадель, а я часто бываю в городе, - Ринальди залихватски подмигнул брату и тот почувствовал, что  краснеет.  О любовных подвигах своего брата Эрнани был наслышан, Ринальди менял женщин, как рубашки и не брезговал разгуливать по улицам в одежде простолюдина, благо плащи с капюшонами скрывали его лицо.  Эридани пробовал унять брата и  наследника, но Ринальди только смеялся и махал рукой. В конце концов анакс удовлетворился обещанием Ринальди не трогать жен и дочерей эориев[1], но ни Эридани, ни Эрнани не были уверены, что это обещание выполняется.

- Эрно, - Ринальди снова смеялся, - прекрати думать о женщинах, они того не стоят. Так вот, я, как ты знаешь,  частенько таскаюсь по тавернам и площадям. В последнее время Гальтары прямо-таки наводнили эсператистские проповедники, и их слушают.

- Эсператисты? – юноша непонимающе  уставился на брата, - кто это?

- Спроси при случае своего мастера. Он, надо полагать, в состоянии тебя просветить.

- Рино, опять ты дразнишься. Раз уж начал, договаривай.

- Эсператисты это такие люди. Они  считают, что наш мир и еще кучу таких же слепил кто-то, кого они называют Создателем, не представляю зачем это ему потребовалось. Создал и ушел куда-то, но вернется.  Когда-нибудь. Может - завтра, а может через тысячу лет. Хороших наградит,  плохих накажет. Хорошие, это, разумеется, те, кто слушает проповедников.

-  А  как же Ушедшие?

-   А они не боги, а демоны, которые захватили власть, когда Создатель отвернулся, а потом то прослышали, что возвращается хозяин и удрали.

-   Бред какой-то…

-   Бред, - согласился Ринальди, -  но народу нравится. Если Эридани не покажет, кто в доме хозяин, лет через десять эсператисты  попробуют нашу божественность  на зуб.

- Пусть пробуют. Они узнают, что такое Сила  Раканов.

- Ты и впрямь так думаешь? Тогда ответь мне,  зачем потребовалось стаскивать старика Борраску  с молодой жены и посылать за тридевять земель давить какого-то там самозванца, если можно отправить за ним Зверя? Зачем кормить прознатчиков и стражников, если достаточно посмотреть в зеркало или сжечь на подносе пучок травы?

- Раканы вправе использовать силу только, если речь идет о жизни и смерти Кэртианы.

- Закатные  звери, - Ринальди подхватил брата на руки, перенес через комнату, усадил на широкий подоконник и пристроился рядом,  - неужели  ты думаешь, что анаксов заботила  такая ерунда, будь у них и в самом деле великая власть. Да они б пускали Силу в ход где надо и где не надо, а монахи и книжники объясняли, что без этого Кэртиана  погибнет, вымрет, рассыплется в прах и сгорит лиловым пламенем.

- Рино,  - младший брат смотрел на среднего с ужасом и восторгом, -  ты же не станешь отрицать существование  изначальных тварей, капканов судьбы, анаксианских регалий, знаков домов?

- Нет, конечно, но если у тебя есть кот, не стоит выдавать его за леопарда.  Что-то магия, безусловно, может,   эории и впрямь способны к ней больше простых людей, а из эориев  самые сильные Раканы, но  войны выигрываются мечом, а мир – золотом. Не надо считать себя сильней, чем ты есть.

- Ты это Эридани скажи, - засмеялся Эрнани.

- Зачем? – наш анакс слишком серьезно относится к доставшимся ему от Анэсти игрушкам. Братец скормит нас обоих  Изначальным Тварям или кто там на самом деле сидит в катакомбах, но не признает, что его распрекрасные реликвии   всего лишь  вещи, пусть и магические, и никакой божественности ему не дают.

- Ты все еще злишься?

- Злюсь, - кивнул  Ринальди, - болтаться в Гальтарах, когда другие воюют! Да за это Борраску  с Эридани убить мало. Они, видите ли, решили, что наследника нужно держать в сундуке. Можно подумать, Эридани – евнух, а я  - последний в роду.

- Ну пока Эрио не женится, тебе лучше не рисковать.

- Спасибо, брат. Ты – настоящий Ракан. Когда появятся наследнички, я, стало быть, могу позволить себя убить, но не раньше. А если мне что-то на голову упадет или меня чей-нибудь злющий муж отравит, тогда что?

- Ты же не веришь в судьбу.

- Не верю. Эрнани,  анакс из меня получится отвратный. Мне от того,  с чем носится  наш венценосный братец,  скулы сводит, и потом что за подлая привычка всех загодя хоронить?! Чего это мы все трое вдруг умрем, а умрем, то какое нам дело до того, что будет потом. Да хоть Конец Света!


[1]  Наиболее адекватное значение – «существующие здесь и сейчас», «бытийствующие» – прямые потомки Абвениев. Эориев различают по принадлежности к  одному из четырех Высоких Домов Кэртианы – Волн (потомки Унда), Ветра (потомки Анэма), Молний  (потомки Астрапа) и Скал (потомки Лита).
 
 
Iacaa
 
Официальный сайт Веры Камши © 2002-2012