Официальный сайт Веры Камши
Официальный сайт Веры Камши
Автопортрет и не только Вторая древнейшая Книги, читатели, критика Заразился сам, зарази товарища Клуб Форум Конкурс на сайте
     
 

Микроминиатюры

Из «Истории кухни Золотых земель».
«В конце Круга Скал в Торке начала распространяться новая мода - массовое изготовление выпечки в форме шляп, камзолов, перевязей и других деталей туалета, причем особое внимание пекари уделяли максимальному сходству продукта с имитируемой одеждой.
Причины этого явления до сих пор не установлены. Некоторые источники произвольно связывают появление этого обычая с деятельностью герцога В. Придда.»

- Я прочитал все! Это - оксо! окско!!! оскорле... оскорбление!!!! Я вызываю вас всех!!!!! На линию!!!!!! одновременно!!!!!!!
Завсегдатаи Таверны обернулись на крик Дика Окделла, держащего в одной руке шпагу, а в другой -ноутбук. Шпага была выставлена вперед, а ноутбуком герцог Окделл интенсивно размахивал.
- Ну вот как хорошо... А мы-то думали, как повеселее провести вечер, - рассудительно заметил один из завсегдатаев. - Теперь можно будет очень мило поспорить, отправить ли это горюшко назад в Кэртиану, или это будет неблагородно и нужно принимать вызов... На ближайшую пару-тройку вечеров дискуссии хватит...

Семья Борраска страдала наследственным склерозом. Когда их сын Альбин, взяв с собой любимого сурка, ушел на охоту и заблудился, они уже через два дня забыли о его существовании. Когда, спустя много лет, он нашелся в Кэналлоа, они так и не смогли вспомнить, кто он такой.
А потомки впоследствии окружили эту историю романтическим ореолом...

Юноша зажег четыре свечи, трудолюбиво запихнул под порог тельце дохлой кошки, подобранное по дороге еще четыре дня назад, вытащил шпагу и четыре пистолета, надел на грудь родовую эсперу и косточку жабы, обвитую куриными перышками (оберег, подаренный старой выжившей из ума кормилицей) и гордо произнес в пространство:
- Скалы хранят избранных!

А по ночам он вынимал из рамочки портрет, который все видели днем, украдкой вставлял на его место миниатюру с изображением любимой женщины, недоступной, но бесконечно желанной, оглашал палатку томными вздохами, орошал портрет любимой слезами, прижимал его к сердцу, писал душераздирающие сонеты и рондели и перечитывал Веннена...


Как Повелители едят в пост вареную морковку.

Повелитель Молний принимает обстоятельства и пытается съесть овощ. При этом размышляет о фураже и жалованье войска.
Поведитель Ветра опрокидывает тарелку, находит конклав и под дулами пистолетов заставляет его принять догмат о питании в пост мясными блюдами. С кэналлийским. Три раза в день. За счет Церкви.
Повелитель Скал осознает, что овощ - часть гнусного заговора против Потомка Богов, организованного всем миром в целом и лжецами-эсператистами в частности. Вспоминает, как вкусно ел у эра, и за это начинает ненавидеть его еще сильнее.
Повелитель Волн просто ест жаркое. Молча и в одиночестве. Вернее, в компании четырехсот ближайших и самых доверенных домашних. На всякий случай в ящике стола лежит заверенная выписка из Павсания о том, что роду Приддов и всем их домашним со времен первых Эсперадоров разрешалось есть жаркое в пост.

Камни переглянулись, хмыкнули и одновременно почесали затылки. Наступило тягостное каменное молчание.
- Ну, это... братцы... уходить надо... - наконец, высказался самый старший и умный, с бронзовыми вепрями. - Уносить это... да... словом, бока, пока не поздно... А то это... Того...
- Чего того? - не понял молодой и еще неопытный булыжник.
- Того того! - осерчал патриарх с вепрями. - Еще и нам достанется!
- С таким Повелителем - точно! - нестройно загудели остальные. - Еще и с нас спросят, отчего ему вовремя на голову не свалились.
- Словом, катиться надо отсюда, да подальше, - подытожил вепреносец.


Здоровый образ жизни

Раннее утро. По улицам столицы неторопливой трусцой бежит виконт Валме, за ним трусит Котик с выражением недоумения на морде, ранние прохожие шарахаются, долго смотрят вслед этой парочке и спешат домой - запастись солью и обновить замки в дверях...
Спустя месяц. По улицам столицы неторопливой змеей трусит процессия во главе с сопящим королем и брезгливо подбирающей на бегу юбки королевой...
Герцог Валентин Придд неторопливо бежит с задумчивым видом, каким-то загадочным образом создавая впечатление, что он - не со всеми, а сам по себе. По пути он переговаривается с Грозой Виндблуме, который на бегу размахивает шестопером, похоже, демонстрируя Придду какие-то приемы. Так что в трех шагах от этой пары никого нет...
Виконт Валме в своем особняке готовится отойти ко сну, вернувшись от очередной прелестницы, и с улыбкой вспоминает, как месяц назад убегал от ее мужа...

Когда герцог Алва выбрался на поверхность, наверху прошло четыре века. На дворе стоял 400 год круга Ветра.
Над головой герцога пролетал реактивный лайнер, в двух-трех бье от ямы было проложено шоссе, по нему мчались машины, около шоссе располагалось летнее кафе, и за столиком две девицы в предельно откровенных нарядах осмотрели приближающегося герцога, и одна, не трудясь понизить голос, заметила: «Гляди-ка, еще один чокнутый реконструктор».


Диалог

- Gotty, Marseille never told you what happened to your father.
- He told me enough! He told me my father was a lion dog! You ate him!
- No. I am your father.
- No... No!.. That's not true! That's impossible!


 
 
Iacaa
 
Официальный сайт Веры Камши © 2002-2012